Начало
Мацуо Басё
Классика
Гербарий
Русские напевы
Собрания сочинений
Хайку из-за бугра
Гнездо сороки
Измышления

Ветка бамбука
Гостевая книга
Черная гостиная

Разное
Друзья-соседи
Ссылки

Архив рассылки

[an error occurred while processing this directive]

Владимир Юровицкий

 

Любовь

Стакан молока
С белой булкой на завтрак.
Тихий поцелуй.


Опять возвращаюсь
К картине желтых хлебов.
И щемит сердце.


Слеза пролилась.
Волны бьются о берег.
Слеза и море.


Я любил тебя.
Я песни пел для тебя,
А теперь один.


Сказала ты мне,
Что ты не любишь меня.
Ночь... Не кончайся.


Солнце светило.
Роза раскрыла бутон.
Ты была краше.


Ласки твои — Нет.
Поцелуи твои — Нет.
Вся. Вся мне нужна.


О чем говорить,
Когда так светят звезды,
Так тепло руке.


Море. Степь. Любовь.
Звуки забытых песен.
И слезы грусти.


Лус Санчес Мехидо

Закрыл я глаза —
В памяти сразу ты и
Май, Кремль, тюльпаны.


Блокадное

Голод не помню.
Вкус столярного клея.
Только. Навсегда.


В детприемнике

Красный-красный конь.
Столько детей, а он пуст.
Нету сил залезть.


Трамвай. Улица.
Дома. — Мертвы. Неужто
Один я живой?


Чистый белый снег.
Таким никогда не был.
Умерли дети.


Меня не съели
В Ленинграде. Кого же
Мне благодарить?


Хиросима

Мальчику из эпицентра

Еще он мальчик.
Еще. Еще. Мальчик. И
Он. Уже. Ветер.


Железобетон.
Горел железобетон.
Железобетон.


Еще не знали,
Что надо лечь ногами,
Закрывши глаза.


Яркий — яркий свет.
Яркий — яркий — яркий свет...
Больше не успел.


И мать узнала
По рисунку кимоно
На страшном теле.


Пред камнем с тенью женщины

Оставивши тень
Навсегда-навсегда, ты
Нас умоляешь.


С ладошек жадно
Мальчишка пьет дождик ра-
ди-о-активный.


Перед памятником жертвам бомбардировки

Спите спокойно.
Это не повторится.
Пока мы не спим.


Летчику, сошедшему с ума

Сошедший с ума,
Я тебя понимаю
Лучше, чем других.


Из доклада американской комиссии

...эти аспекты
Тщательно изучались
И обобщались.


По пеплу, костям
По женским, мужским, детским
Машины, асфальт.


Ударила мяч.
Земля не сказала - “Боль-
но”. И все ж — помни.


Отель Санкей, 26 этаж

Жизнь сильней смерти —
Думал ты из окна. Но...
Не обольщайся.


Времена года
(Туркмения)


Осень

Как еще тепло.
Солнце еще так светит.
Только клен как мак.


Солнце

Было смертельным.
Стало добрым и нежным.
К нам осень пришла.


Зима

На синем-синем
Меж черных линий туты
Белый голубок.


Закрывши глаза
Благодарим за тепло.
Дивный зимний день.


Каждый новый год
Мы ждем от жизни что-то.
Каждый Новый год.


Елочка в огнях
И запах хвои тонкий
Как запах детства.


Странно-красивый
На небе узор сплели
Голые ветки.


Вытянув руки,
Поворачиваю в тепле.
За спиною ночь.


На тонкой ветке
Маленький воробышек.
Клюнул. И глядит.


Голые стволы,
Морщины, раны, узлы.
Бесстыдство зимы.


Я вышел из дома. Был черный зимний туркменский вечер.
И вдруг остановился пораженный.


Страшное небо.
Черный взметнувшийся вихрь
Рвал куски света.


Через свинцовость
Пробился тонкий лучик.
Дрожит на руке.


Вот вновь прилетел
Воробышек на окно.
И узнал меня.

Послед
ний листок
Упал со старой туты.
На что смотреть мне?


А ранним утром
Как хрустящий картофель
В каждой лужице.


Белые пятна
Во всех я вижу дворах.
Но это белье.


Зимней аллеей
Как ритм без мелодии
Движутся ветки.


Не налюбуюсь
Я плотной голубизной
Зимнего неба.


Небо спустилось
До невысоких веток.
Тесно. Печально.


Синие горы
Мягко в тумане плывут
В открытых глазах.


Крупные хлопья
Падали целый вечер.
Прекрасный вечер.


Старый верблюд
Смотрит, забыв про жвачку.
Пустыня в снегу.


На льдистых тропинках
Люди, вперед наклонясь,
Скользят, смеются.


Снежная баба
Труд веселых мальчишек
Стоит на снегу.


Над белым снегом
Удивительно звонки
Голоса детей.


Нет, это не снег
Прошел. А над городом
Радость пролилась.


Кусочек неба.
Холод льдинки. Капля грусти.
Луч звезды. Коктейль.


Двойная хокка

Тонкой снежинки
Я вязь изучал, боясь
Дыханьем убить.

А после думал —
Ну вот так же бы и вам
Стихи изучать.


Весна

Дождик весенний
Генеральной уборкой
Колючки промыл.


Так радостно мне
Головой совсем мокрой
Взбрыкивать воздух.


У ранней весны
Цвет сурика и желтка —
Вдруг я заметил.


И пахнет весна
Чисто вымытым полом
В той детской избе.


Капли на лозах.
Сияют алмазики
Краткого чуда.


Долгожданный день.
Заблестело солнышко
И миндаль в цвету.


На белое тело
После долгой зимы — Ах,
Луч солнца упал.


Ах, Туркмения!
Коротка твоя весна.
А как долог зной.


Листик выскочил.
И глядит насмешливо
И боязливо.


А птиц не слышу,
А без них твоя весна
Чуть-чуть фальшива.


Пью. Смеюсь. Камень
Бросаю с легкой силой.
И я как цветок.


Черная земля
Набухла под дождями
Как соски жены.


Объятья жарче,
И поцелуи слаще.
К нам весна пришла.


Эй! крикнуть хочу,
Но вокруг огляделся
И рассмеялся.


Как белый факел
Огня и аромата
Яблоня в цвету.


О, не срывай ты
Этот нарядный цветок.
Он весь — надежда.


Окна мой скорей.
И распахни их настежь.
Пусть ветер шалит.


Пустыня

Эта пыль была
Может фреской Пальмиры
Иль чьей-то рукой.


Побеседуем
Жук-навозник. Ведь так мы
С тобой здесь одни.


На желтом песке
Мой тянется длинный след.
До первой бури.


Лежать иль кричать,
Иль голому прыгать вверх...
Как безразлично.


Песок струится.
И века проструятся.
Не сожмешь в руке


Горы

Серые камни.
И воздух — воздух вокруг,
И еще в сердце...


Оба мы смотрим
Вниз. Но вы видите пыль.
Я — небо. И вас.


Наконец ты там,
Куда так стремился.
Отдышался? Вниз.


Камень полетел.
Как он летел подробно...
Наконец вздохнул.


Повисла нога.
Прошло одно мгновенье.
Потом я понял.


Вдруг все прожилки
У камня резко видишь.
О, осторожней.


О, как я мечтал
Упиться восторгом. А...
Вспомнил о пиве.


Жизнь

Тик-так, тик-так, тик-...
Ужель и без нас, всегда
Тик-так, тик-так, тик...

© Владимир Юровицкий

ПРОКОММЕНТИРОВАТЬ