HAIKU-DO
УЛИТКА

Хайкумена on-line

Начало
Мацуо Басё
Классика
Гербарий
Русские напевы
Собрания сочинений
Хайку из-за бугра
Гнездо сороки
Шкатулка
Измышления

Конкурс хайку
Конкурс Э-УТА
Ветка бамбука

Командная Ренга-3
Фото-хайку

Разное
Друзья-соседи
Ссылки

Архив

Литеросфера

[an error occurred while processing this directive]

"Ренга с Басё"
(31 - 36 строфы)


31.
Сколько раз
Перепорхнули через изгородь
Крылья бабочки.
(Басё)

Сколько раз 
Перепрыгнула тропка
Ручеёк до деревни!
(Тэнгу)


32.
Тишина кругом.
Проникает в сердце скал
Легкий звон цикад.
(Басё)

Марево жаркое трав
лишь кузнечики едва колышут.
(Graf Mur)



33.
Неподвижно висит
Тёмная туча вполнеба…
Видно, молнию ждёт.
(Басё)

Неподвижно висит
Солнце над изгородью -
Видно, ждет петухов. 
(Тайша)



34.
Здесь я в море брошу наконец
Бурями истрёпанную шляпу,
Рваные сандалии мои.
(Басё)

Прощаясь с хозяином
Дарю его пугалу шляпу.
(Тэнгу)



35.
Падает с листком…
Нет смотри! На полдороге
Светлячок вспыхнул.
(Басё)

Полдороги
Вспыхивают впереди огоньки,
Гаснут сзади.
(Graf Mur)



36.
Старый пруд.
Прыгнула в воду лягушка.
Всплеск в тишине.
(Басё)

Мхом поросший причал.
Тут и там тихие всплески.
(Тайша)


Обсуждения 30 - 36 строф

~~~~~~~~~
31 строфа
~~~~~~~~~

(GM. - В этой, а затем и в следующей строфе в очередной раз была сделана попытка изменить чередование строф (3-2) :-). Попытка была позднее замечена и исправлена Тайшей, этот текст и публикуется)

**
Холодный горный источник.
Горсть воды не успел зачерпнуть,
Как зубы уже заломило.
(Басе)

Кривлюсь - холодна вода! -
Заломило лошади зубы!
(Тэнгу)

Graf Mur: Пошла ветеринарная тема :-) Интересно, а лошадям зубы лечат?

**
Роняя лепестки,
Вдруг пролил горсточку воды
Камелии цветок.
(Басе)

Снимаю в приветствии шляпу -
Из неё - надо же! - на ладошку росы!
(Тэнгу)

Graf Mur: Как-то наиграно слишком.

**
Сколько раз
Перепорхнули через изгородь
Крылья бабочки.
(Басе)

Сколько раз перепрыгнула тропка
Ручеёк до деревни!
(Тэнгу)


Graf Mur: Вот, вот оно!

Тайша: Согласна!

**
В горах Кисо

Покорна зову сердца
Земля Кисо. Пронзили старый снег
Весенние побеги.
(Басе)

Роса на лопухах.
Рисунки улиток из детства.
(Тэнгу)

Graf Mur: Тоже очень и очень! Но как продолжение - предыдущая лучше, а то с соловьев на улитки :-)

~~~~~~~~~~~~
32 строфа
~~~~~~~~~~~~


Graf Mur: Захотелось мне чего-то теплого, разморенно-летнего. Насколько получилось - судите сами. Вообще, хотелось запахи задействовать, но вышло завуалировано и не везде. Но если включить память-воображение :-)) Чего и вам желаю в эту хмарящуюся осень.

**
Увидел я раньше всего
В лучах рассвета лицо рыбака,
А после - цветущий мак
(Басё)

Цветущий мак!
а уж потом -
деревенские крыши…
(Graf Mur)

Тэнгу: Крыш в пред-идущих много было :)

Тайша: Хорошо! Тропинка как раз допрыгала на одной ножке через ручеек :) до самой деревни, а маки ее встречают, так что тут особого повтора деревни не вижу, скорее, развитие 31 строфы, ренга-танка выходит, и очень хорошая - лепестки мака, как черепички красные крыш, и все ниже тропка спускается в долинку.

**
Погонщик! Веди коня
Вон туда, через поле!
Там где кукушка поет.
(Басё)

Кукушка!
резво я повернул
напрямки через поле
(Graf Mur)

Тэнгу: отлично!

Тайша: По связке идет с 31 строфой хорошо (там скачет, тут напрямки и кукушка), но вот поворота хонкадорного просто нет - сказано то же, но чуть другими словами: шел-ехал по своим делам, вдруг - чу! - кукушка - поверну туда.

**
Тишина кругом.
Проникает в сердце скал
Легкий звон цикад.
(Басё)

Марево жаркое трав
лишь кузнечики
чуть заметно колышут
(Graf Mur)


Тэнгу: Хорошо!

Тайша: Вот это очень нравится. Травы, жара, горячий воздух ЗАМЕТЕН, колышется сам в себе, и кузнечики тут. Прелесть! И связка есть, и хонкадори, и само хорошо.

**
Как пахнет зреющий рис!
Я шел через поле, и вдруг -
Направо залив Арисо.
(Басё)

Гречишное поле
так бы и шел
да уже показалась деревня
(Graf Mur)

Тэнгу: деревня в предыдущей :)

Тайша: Здесь и вправду повтор слова "деревня", ниизя. А само очень мило.

Graf Mur: сейчас подправим:

Гречишное поле
так бы и шел
да уже показались крыши
(Graf Mur)


**
Хотел бы я двор подмести
Перед тем, как уйти… Возле храма
Ивы листья роняют свои
(Басё)

Деревенская церковь
чистый двор
веник у двери
(Graf Mur)

Тэнгу: и снова деревня, хотя ох как здорово!

Тайша: Тут тоже деревня-деревенская церковь. И.. как-то простовато само по себе, и связки особой с 31 не вижу, а вот хонкадори есть.

Graf Mur: и здесь подкрасим:

Церквушка
чистый двор
веник у двери
(Graf Mur)

Тэнгу: Мне понравились варианты 2, 3 и 5 (если б не повтор деревенщины :) Я бы выбрал про ПОВЕРНУЛ, исходя из исхоженности рэнга, но выбирать Натали :)

Тайша: В общем, у меня выбор между 1 и 3, и я пока склоняюсь к последнему, уж больно оно выписано хорошо - Graf Mur просто все там переложил на свой лад, но хонкадорность при этом оставил, и картинка очень зримая вышла.

Graf Mur:

Заноябрились
теперь бы додекабрить
и под елку! :-)

~~~~~~~~
33 строфа
~~~~~~~~


**
Эй, мальчик-пастух!
Оставь же сливе немного веток,
Срезая хлысты.
(Басе)

У входа 
На комариную тропку
Ободранная слива…
(Тайша)

Тэнгу: да, интересно повёрнуто! Чтобы комаров пасли это :))) хорошая строфа и хорошая хонка.

**
Ветер на старой заставе Сиракава

Западный ветер? Восточный?
Нет, раньше послушаю, как шумит
Ветер над рисовым полем.
(Басе)

Ветер в соснах -
Дождусь его и снова
В путь вдоль реки.
(Тайша)

Тэнгу: Вдоль реки? Ручеёк был недавно что из реки.

**
Неподвижно висит
Тёмная туча вполнеба…
Видно, молнию ждёт.
(Басе)

Неподвижно висит
Солнце над изгородью -
Видно, ждет петухов. :)
(Тайша)


Тэнгу: Вот это и возьму, чтобы не говорили. Хонка очень яркая, и юмор примерно в той же степени, что и у Мацуо. И вот снова дом, очаг, путник, хозяин - мне связь с предыдущей очень импонирует и дальнейшее развитие-завершение так и просится.

Graf Mur: А может, вместо "Видно" написать "Видимо"?

**
О ветер со склона Фудзи!
Принёс бы на веере* в город тебя,
Как драгоценный подарок.
(Басе)

* Был обычай приносить подарки в дом на белом веере.

Омут в теньке -
Принес бы тебе в пригоршне 
В подарок холодок.
(Тайша)

Тэнгу: Во-первых, омут. Как слово под конец цепочки - поднять настроение, обнаружить смыслы, придать ценность жизни со всеми её мелочами. Хорошо как хонка, но снова междуречье.

**
Вот он, мой знак путеводный!
Посреди высоких трав луговых
Человек с охапкою сена.
(Басе)

Пересохло во рту…
Вслед за мальчишкой с удочкой
Сворачиваю с дороги.
(Тайша)

Тэнгу: :)) по той же причине. Хотя мальчишка с удочкой Миронова напомнил однозначно в БР. 

~~~~~~~~
34 строфа
~~~~~~~~

**
В опустевшем саду друга

Он дыни здесь растил.
А ныне старый сад заглох…
Вечерний холодок.
(Басё)

Заглох старый сад.
Одичавшей дыни прохлада.
(Тэнгу)

Тэнгу: Хотелось перенести вечерний холодок в сердцевину, не знаю, по-моему, больше получилась перефразировка. 

Graf Mur: Ничего, но хонка слабая.

Тайша: Попыталась представить себе одичавшую дыню :) У нас юность такая тут недавно бродила, наверное, это из ее огорода :)

**
Кувшин для хранения зерна

Вот всё, чем богат я!
Лёгкая, словно жизнь моя,
Тыква-горлянка.
(Басё)

Вот всё, чем богат я! -
Шакьямуни в тыкве-горлянке.
(Тэнгу)

Тэнгу: эт такой ветер особенный просветления, он у монахов в привязанной к посоху пустоте тыквы-горлянки живёт - что-то нашёптывает… Но снова же, если не погружаться, кажется обычной перефразировкой, хотя стих не совсем, но другой. И о другом.

Graf Mur: М-да, а еще учитывая мою "любовь" к любой патетике…

**
Недолгий отдых в гостеприимном доме

Здесь я в море брошу наконец
Бурями истрёпанную шляпу,
Рваные сандалии мои.
(Басё)


Прощаясь с хозяином
Оставляю на память шляпу.
(Тэнгу)

Тэнгу: Это если хозяин толк понимает, если же хозяин не понимающий по-бродяжьи, можно так

Прощаясь с хозяином,
Дарю его пугалу шляпу.


Можно и третий вариант, то есть когда хозяин не кто иной как само пугало, приютившее в огороде. Тогда можно к строфе Басё ещё строфу про в долг попросить рукава добавить.

Прощаясь с пугалом
Оставляю на память шляпу.

Graf Mur: Выбор дан богатый :-) Возьму-ка я, наверное, последний вариант, как самый теплый.

Тайша: А мне вариант, где прощаются с хозяином в первой строке нравится больше, а то прощание с пугалом смотрится как-то странно :)

**
Посещаю дом друга в Осака

В саду где раскрылись ирисы
Беседовать с старым другом своим, -
Какая награда путнику!
(Басё)

+ строфа про настоятеля, что пьёт чай - не нашёл
Басё

В саду, в тени подсолнухов
Пьём с настоятелем чай.
(Тэнгу)

Тэнгу: У буддистов золотые тысячелепестковые зонтики потому что.

Graf Mur: В общем-то, хонка так себе - был старый друг, стал настоятель…

Тэнгу: Это моя последняя строфа :( Немного печально. Я готов был бы продолжать и дальше. 

Graf Mur: Жаль расставаться с ренгой, было здорово и интересно. Завершать, конечно нужно, ведь впереди, есть надежда, нас ждет Командная на тех же принципах. Если будут идеи по почтовым ренгам - пишите, всегда с радостью откликнусь на ваши предложения, особенно с "вывертом" :-)))

Тайша: Где-то после пика на 18-19 строфе объемы комментарий стали меньше. И, скорее всего, именно из-за того, что что-то стало для каждого яснее. По крайней мере, у меня так - отработался механизм, если можно так сказать, перекрестного опыления: своих строф и хайку Басе. Каждый раз, когда подходила моя очередь, я тоже погружалась целиком в томик Басе, проглядывала его в который раз с самого начала, касаясь внутренним взором каждого хайку на вероятность резонанса - и хайку Басе отзывались! Как клавиши металлофона под молоточком, звенели, оставалось только найти в них поворотную точку и завернуть вместе с ними в нашу хонкадорную ренга. Я уже поняла, что некоторые хайку имеют потенциал хонкадорности, а некоторые - нет, как ни крути. И вообще-то, должна сказать, первых намного меньше, чем вторых. И дело не только в яркости стиха, индивидуальности, речь именно о количестве внутренних степеней свободы, подвижности произведения, в каком-то смысле недосказанности стиха. И, конечно же, тебя самого. :)
Спасибо нашей ренге - благодаря ей я еще никогда так много, часто и прочувствованно не читала Басе :)

Тэнгу: да, спасибо этой рэнга. Мне кажется в ней есть немало очень интересных хайку-строф и очень интересных хонка - есть также и очень интересные их сплавы. Спасибо и от почти стёршегося томика Басё. Спасибо за уроки хонкадори. Да, как сказала Наташа, строфы Басё именно откликались. Мне кажется, что если бы мы продолжали и дальше, то степени свободы обнаружились у всех строф старца. Просто мы не везде успели побродить. А это значит, пора готовиться к новому путешествию…

Graf Mur: Увы, не могу сказать также красиво как Тайша, по поводу своего подбора строф Басё. В большинстве случаев я просто открывал томик в произвольном месте и начинал читать все подряд, отбирая хайку, которые мне чем-либо нравились именно по моему эмоционально-душевному сиюмоментному состоянию. Очень часто даже без увязки с происходящим в ренге. Особенно это стало откровенно-заметно после больших цитат, приведенных Наташей. Ведь практически любое хайку можно повернуть в нужное русло, раз нет привязки трехстишия-первоисточника к ходу ренги. Нельзя сказать что это ПЛЮС или МИНУС. Так есть…


~~~~~~~~
35 строфа.
~~~~~~~~


**
Намокший, идет под дождем,
Но песни достоин и этот путник.
Не только хаги в цвету.
(Басё)

Путник, шагающий вдаль
не о тебе ли
песня вдогонку летит?
(Graf Mur)

или

Мокнущий путник
бормочет под нос
песенку о васильках
(Graf Mur)

Тайша: Второй вариант симпатичен, особенно в свете отданной в предыдущей строфе шляпы :) (Я тут же вспомнила Тикусая, отдавшего свою более новую шляпу басе в начале мульт-ренги). Сам идет мокнет, шляпа у пугала, но песенка все равно о васильках - что-то милое тут есть.

Тэнгу: здесь хонка строится на каких-то очень тоненьких ниточках - сразу и не понять. Меня немного смущает этот путник, шагающий вдаль - просто шагающе-экскаваторного : в этой рэнга уже хватает. Но очень красиво сказано, очень красиво.

**
Бабочкой никогда
Он уже не станет… Напрасно дрожит
Червяк на осеннем ветру.
(Басё)

Напрасно дрожит червячок
сегодня
наверняка не клюет :-)
(Graf Mur)

Тайша: Ну, это понятно. :)

Тэнгу: очень необычный поворот. И хонка замечательная. Вряд ли её удастся приспособить, но шедевр однозначно.

**
Весенние льют дожди.
Как тянется вверх чернобыльник
На этой заглохшей тропе!
(Басё)

Заглохла совсем
дорожка к старому другу
… иду обновляя
(Graf Mur)

Тайша: Хонка не очень видна…

Тэнгу: с косой и напильником? :

**
Падает с листком…
Нет смотри! На полдороге
Светлячок вспыхнул.
(Басё)

Полдороги
вспыхивают впереди огоньки
гаснут сзади
(Graf Mur)


Graf Mur: Надеюсь, что-то можно выбрать.

Тайша: Ага, про огоньки хорошо очень, их и выбираю. То ли впереди вспыхивают светлячки, а сзади - огни засыпающих домов, то ли то же светлячки. Непонятно, и это хорошо. И для завершения рэнга очень подходит - одни огоньки гаснут, другие - впереди…

Тэнгу: да, эта загадочная неопределённость, почти сказочность несомненно делает подобное продолжение-окончание весьма интересным.

~~~~~~~~~~
36 строфа.
~~~~~~~~~~


**
Майский дождь бесконечный.
Мальвы куда-то тянутся,
Ищут дорогу солнца.
(Басе)

Дорожку солнца в тени
Слетающий лист пересек…
(Тайша)

**
Славный какой холодок!
Уперся пятками в стенку
И дремлю в разгаре дня.
(Басе)

Жара, но дремлет в тени
Холодок осенний.
(Тайша)

**
Старый пруд.
Прыгнула в воду лягушка.
Всплеск в тишине.
(Басе)

Из глубины озерной
Тут и там тихие всплески.
(Тайша)

Тайша: Последней строфе полагается быть облегченной по содержанию, не знаю, не переборщила ли я с этим, глядите, пожалуйста :) Если что - вертайте, дело такое - последняя строфа ведь…

Graf Mur: Мне больше всего вот это приглянулось

Старый пруд.
Прыгнула в воду лягушка.
Всплеск в тишине.
(Басе)


Из глубины озерной
Тут и там тихие всплески.
(Тайша)

Тема свежая, совершенно неизбитая :-)))) Мне нравится. Хотя могу предложить более как бы адаптированный вариант, а то всплески из глубины - это не сразу можно понять:

С глади озерной
Тут и там тихие всплески.

Тайша: Спасибо, Саша - вы правы, "с глади" лучше. Я даже попробую убрать "тут и там", потому что "с глади" расширяет это поле для всплесков, можно уже не уточнять, что тут и там:

С глади озерной
Тихие всплески.

Мне вместе со светлячковой строфой это тоже нравится больше всего - светлячки вспыхивают впереди и по интонации всплески рыбы с озерной глади (ясно, что из глубины) хорошо идут, тихо так… А я, честно говоря, рисуя такую пасторальную картинку, потайно-хонкадорно имела еще и в виду нечто бОльшее: и про отдельное из-глубинное существование всплесков, звуков воды, от того, что их вызывает ("лягушка прыгнула во всплеск" - так видит одно из прочтений Джейн Рейнхольд, автор книги про хайку), и про все наши тихо-всплесочные попытки идти не стопами Басе, но в поисках того, что искал он :). Но это я для себя подразумевала.
Олег, а ты как думаешь - по этому и другим вариантам последней строфы?

Тэнгу: Вот что получается:

Неподвижно висит
Солнце над изгородью -
Видно, ждет петухов

Прощаясь с пугалом
Оставляю на память шляпу.

Полдороги
вспыхивают впереди огоньки
гаснут сзади

С глади озерной
Тихие всплески.

Первая строфа, к сожалению, не подходит, потому что повторение полдороги-дороги. А жаль. Правда и тенью оканчивать тоже не хорошо. Но есть в ней настроение для завершения - и я бы всё же её довёл - там есть интересность хонка. Возможно это не так узнаваемо и классически, как со старым прудом, но всё же. Второй вариант опускаем. Про пруд (пропрут получается :) - да, но и да и нет. Во-первых, мне больше нравится изначально исправленный вариант

С глади озерной
Тут и там тихие всплески.

Но С ГЛАДИ ОЗЁРНОЙ всё равно натянуто. Всё же подразумевается ночь или туман, подразумевается, что работает только слух. Причём хорошо было бы не определять откуда именно эти всплески, не уточнять что ли. Самообратить строфу. Зрение было в предыдущей строфе. Мне даже больше импонирует ИЗ ГЛУБИНЫ хотя так тоже не совсем верно. Я за то чтобы поработать над Дорогой солнца или подумать над всплесками. И наверное над всплесками больше, потому что хонка без упоминания
ДОРОГА СОЛНЦА будет сделать весьма непросто, да и много у нас уже дорог было в рэнга. 

Тайша: В свете сказанного вами обоими даю еще вариант:

На озере тут и там
Тихие всплески.

или 

По озеру тут и там
Тихие всплески.

?..
"Тут и там" сохранено, "На" или "по" подразумевает поверхность озера, всплески остались.
Самообратилась строфа?

Тэнгу: Не совсем. Сами присмотритесь. Идея хорошая, но нужно подобрать слова. что по что на никуда не годится.

Тут и там тихие всплески - эту строку можно оставить - красивая она, и связь с предыдущей по тут и там светлячков хороша. Нужно подумать, нужно ли вообще в первой строке упоминать озеро или пруд. Первой строкой может быть и

Лунная дорожка.

Новолуние.

Спряталась луна

Ночная прохлада.

Скрипят угли.

Ночь у переправы.

Я бы хорошенько подумал. Например

Ночь у переправы.
Тут и там тихие всплески.

Мне кажется совершенно нормальной хонкой, но здесь имеет место другой смысл. И самообращённости хватает. Только связей с предыдущей возможно аж три.

но тогда можно

Рассвет у переправы.
Тут и там тихие всплески.

Так всё в тумане. и светает. и рыба-жаба прыгает плещется в основном на рассвете :)))

Тайша:

С глади озерной
Тихие всплески.

Graf Mur: Нет, как-то слишком сократили, душа ушла. Могу еще один вариант предложить, с легкой хохмой

С глади озерной
там и сям тихие всплески

Graf Mur: У меня-то отторжение не из-за того ночь или не ночь, видно или нет, а от того что как-то нужно отчетливо дать картинку, больше звуковую, как с разных сторон озера доходят до зрителя-слушателя эти самые всплески. Какие-то вариации на тему "с поверхности"

С зеркала озера
Тут и там тихие всплески

В зеркале озера
Тут и там тихие всплески

Тэнгу: С зеркала озера не то не то.
36 должна быть простой, лёгкой, налегке. про переправу зря ни хотити :)

Тайша: Про луну в последней строке не очень, кажется, было принято... 

Тэнгу: Ну да, а как же хрестоматийная последняя строфа 100 ходовой рэнга трёх поэтов с горы Юнояма:

Внезапный ливень
Луну напугал
(Сёкаку)

Тайша: Хотя со светлячками было бы красиво. Надо подумать... и так, чтобы от лягушки
басевой далеко не уквакать :) Пробую еще.

К туману причалила лодка.
Тут и там тихие всплески.

Graf Mur: Ну, в общем-то, можно. Хотя, по сравнению с исходным вариантом, начинает
страдать многословием.

Дымок впадает в туман...
Тут и там тихие всплески.

Graf Mur: Перебор, от лягушек ушли совсем, все внимание - на дыме-тумане.

Расцветает кувшинка.
Тут и там тихие всплески.

Graf Mur: То же самое, разговор пошел о кувшинке. И вообще, Олег упрекал что ночью не ничего не видно, а теперь что посветлело? Тогда давайте опять к озеру
вернемся ;-)

Луна заблудилась в тумане.
Тут и там тихие всплески.

Graf Mur: Не, не то...

Шатается туман
Тут и там тихие всплески.

Graf Mur: Как это? Туман субстанция довольно инертная, чтобы его раскачать нужны определенные усилия приложить.

Тайша: А если вернутся к началу?

Озерная гладь.
Тут и там тихие всплески

?.. Просто, хонкадорно, без предлогов.
У Басе старый пруд и лягушка создает всплеск. Тут - новенькая озерная гладь. И всплески.

Тэнгу: Если гладь то она видна или ощущаема. Но если присмотреться можно оставить и так. В этой хонке присутствует какая-то тайна, подобная тайне в хокку Басё. Меня немножко всё же это смущает как окончание рэнга, Возможно стоило бы сделать строфу более лёгкой и открытой. Именно по настроению. Но возможно такая сдержанность в поиске нового поворота, нового окраса в последней хонке и отдаст должное сдержанности и мудрости самого Старца.

Тайша: Помогите, пожалуйста, мне доуслышаться. А то меня заело что-то - бывает такое, уже не вижу сути, а перебираю автоматом варианты....

В тумане скрыты берега.
Тут и там тихие всплески.

Мхом поросший причал.
Тут и там тихие всплески.

Уходит в воду трава.
Тут и там тихие всплески.

Или, может, Олегов вариант?

Рассвет у переправы.
Тут и там тихие всплески.

Мне нравится. Может, его? Конец одной дороги, начало другой. Для конца рэнги самое то. 
И еще вариант:

Бабочки полет
Будит тихую поляну
В солнечном свету.
(Басе)

Солнечная поляна.
Слетающий лист...

или

Первый и последний
Сквозь солнце полет листа.
(Тайша)

Тэнгу: я бы предпочёл про переправу - философично по Басё и в тоже самое время довольно легко.

Graf Mur: Действительно, ситуация становится какой-то бредово-патовой, посему пишу строфы финала в порядке предпочтения и давайте на этом закругляться. А то дошли почти до маразма, пытаясь одно двустишие сделать лучше всей ренги :-)

Мхом поросший причал.
Тут и там тихие всплески.


Первый и последний
Сквозь солнце полет листа.

С глади озерной
Тут и там тихие всплески.

И раз все так невнятно получается, давайте все же возьмем "замшелый причал". Оно может и не столь оптимистично для финала, но вполне качественно, да и надежду все равно оставляет.


~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

ПОДВОДЯ ИТОГИ...

Тэнгу: итак, что же такое хонкадори?

Давайте ещё раз:
1. Боронина говорит: "Хонка-дори заключался в использовании поэтического образа, мотива, лексики и фразеологии или даже куска текста (как правило, с некоторыми изменениями) из произведения поэта-предшественника". 
2. Фудзивара Кинто и Фудзивара Тэйка же считали, что заимствоваться могут лишь средства выражения содержания, но не сама "душа" песни. 
3. Тайша:  "Каждая наша строфа пусть будет результатом диалога с одним хокку Басе по принципу расширенного хонкадори. То есть не перефразировкой стиха Басе, не пересказ своими словами, а отраженным эхом, развитием или контрапунктом темы, мысли, настроения, аромата, лежащего в основе выбранной строфы Старца!" 
4. Нито-Нисё: "Как ни странно, самый сильный и глубокий эффект бывает не тогда, когда смысл именно проговаривается, а когда проговариваются Вещи, а смысл угадывается"..
5. Тэнгу: "То, как я это понимал - это передать настроение стиха, его изюминку - используя новый сюжет, параллельную ситуацию или другой взгляд, переосмыслить, так сказать Старца, выразить это по-своему."

В чём основное противоречие этих высказываний? В одном случае под хонкадорностью понимается использование сходных средств, в другом случае сходности "душ", в третьем и то и другое. Но мне кажется, что хонкадорность это ни первое, ни второе и ни третье. Это сплав, но не только первого и второго. Необходим ещё "Пятый Элемент". Попробую выразить свою мысль: например, употребление строки СТАРЫЙ ПРУД в любом хокку не всегда подразумевает хонкадорность, хотя любой автор подсознательно проассоциирует его с хокку Басё. Но на две трети это либо пародия, либо простое совпадение строк. Иногда же мы можем писать совершенно другими словами и совсем о другом, но при этом подсознательно всплывает чьё-то классическое. Например

**
Все кружится стрекоза…
Никак зацепиться не может
За стебли гибкой травы.
(Басё)

Не зацепиться…
и этот сон ускользнул
(Graf Mur)

**
"Осень уже пришла!" -
Шепнул мне на ухо ветер,
Подкравшись к подушке моей.
(Басё)

Лодочник шепнул:
"На том берегу
Уже бабье лето!"
(Тэнгу)

Иногда же мы почти вторим классику, испытывая озарения от переживания сходного явления:

**
У края дороги
Мальвы цветок конь
Проглотил!
(Басё)

Воробышек, не тронь! -
Бабочка-однодневка.
(Тэнгу) 

**
На голой ветке
Ворон сидит одиноко…
Осенний вечер.
(Басе)

Два ворона, 
Перекликаясь, с веток 
Глядят на закат. 
(Тэнгу)

(*- Я хотел бы сказать ещё несколько слов о строфе с двумя воронами - списав её с натуры и появилась мысль о подобной рэнга. Причём я тогда ещё ничего не знал о хонкадори и первоначально предлагал эту рэнга как Рэнга по Басё. То есть сначала появилась внутренние потребность, желание и интерес, а потом уже пришли знания и правила, которыми когда-нибудь можно будет пренебречь. Я это к тому что форма ничто, если нет содержимого. Наиболее удачные строфы хонкадори-рэнга, на мой взгляд, именно те, в которых присутствует этот Пятый Элемент, которые, как говорит Наташа, откликнулись внутри, а не просто написаны согласно правилам.)

Иногда появляется элемент пародии, но тем не менее на грани пародии и хонкадори:

**
Неподвижно висит
Тёмная туча в полнеба…
Видно, молнию ждёт.
(Басе)

Неподвижно висит
Солнце над изгородью -
Видно, ждет петухов. 
(Тайша)

**
"Сперва обезьяны халат!" -
Просит прачек выбить вальком
Продрогший поводырь
(Басе)

Плохо одета старушка,
Но в костюмчике песик.
(Тайша)

Для того чтобы понять что такое хонкадори, нам нужно понять его природу. Часто переживая сходные чувства, мы выражаем их одинаковыми словами. Как будто "не успел подумать, а он-ты-она сказал". Подобное часто наблюдается среди хайдзинов, когда один из них ну вот буквально сейчас записал хокку и пробует представить его, допустим в Ветке Бамбука - как вдруг обнаруживает, что почти такое же уже выложил кто-то другой. Поэтому начинают появляться оттенки. Причём не важно, что мы берём за основу, предлагая свою версию стихотворения - душа или форма - иногда мы экспериментируем с формой, держась души, иногда же вкладываем другую душу в те же формы. Это и есть хонкадори, но оно работает только для того круга хайдзинов, которые в эту игру посвящены. Приведу ещё одну цитату из переведённого ШМ Modes of Quoting: Parody and Honkadori by Akiko Tsukamoto
"Традиционное японское искусство использует всегда шире использовало цитирование, чем западное. Из жанров западного искусства, пожалуй, только пародия может сравниться с хонкадори, однако пародия несёт в себе комический элемент, а хонкадори - нет. (...) 
В традиционных западных риториках используют также термин "аллюзия", но аллюзия нарушает фундаментальное правило цитирования: она не содержит явно заданной ссылки. То же самое свойственно фальсификации или плагиату. Как оба вида этой порочной практики, аллюзия заимствует выражение безымянным… Более того, аллюзия изменяет заимствованное в соответствии с целями автора. Обычно аллюзию используют тогда, когда автор заимствованного фрагмента настолько известен, что нет необходимости подчёркивать его авторство. Пародия также может быть разновидностью аллюзии. В переводе с греческого слово "пар-одия" родственно слову "мимесис", подражание. Пародия использует сходство и различие одновременно. Более того, пародия не призвана сохранять эстетическую ценность пародируемого произведения, её задача - создание комического эффекта…"
Итак, если говорить только о хонкадори, наверное, можно выделить два её вида - "любительская" и "классическая" или лучше сказать "внутренняя" (для узкого круга хайдзинов) и "внешняя" (для широкого круга с "душой" или "телом" хокку известных авторов). Как доказательства первой наряду с приведённым выше примером о смаковании чьей-то строфы в Ветке Бамбука приведу слова Графа: "…некоторое подобие хонкадорность в свое время практиковалась в К2Су - бралась понравившаяся последняя строка хайку и дописывалось свое. У меня даже когда-то давно был выпуск рассылки, построенный на этом принципе. Вряд ли тогда кто-нибудь задумывался о правилах и терминах, просто это хороший способ потренироваться (1), развить понравившуюся тему (2), сделать автору приятное (3)."
Несколько примеров внутреннего хонкадори:

вербует
на каждом углу
апрель
(Тайша)

шПИОНит
за каждым шмелём
июнь
(Тэнгу)

или

Паганини.
Не успевают
Вернуться клавиши.
(Тэнгу)

после Шопена
еще теплые клавиши
(Тайша)

Данная же рэнга - это попытка классического хонкадори. Я не знаю, писал ли что-нибудь кто-нибудь подобное в Японии - не отдельные стихи, а именно хонкадорную рэнга, но можно сказать, что первый эксперимент на русском языке вышел довольно забавным :-) За что участникам непременное спасибо :-).
Также отдельное спасибо архивариусу Тайше за сохранение черновиков и систематизацию этих бредней :-) 




ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ, ОБСУЖДАВШИЕСЯ ПО ХОДУ РЕНГИ.

---------------------
Фромм Эрих / Иметь или быть

…Чтобы лучше пояснить различие между этими способами существования -- обладанием и бытием, -- я хотел бы сначала проиллюстрировать его на примере двух близких по содержанию стихотворений, к которым покойный Д. Т. Судзуки обращался в своих "Лекциях по дзэн-буддизму". Одно из них -- хокку японского поэта XVII века Басе (1644--1694), другое принадлежит перу английского поэта XIX века -- Теннисона. Оба поэта описали сходные переживания: свою реакцию на цветок, увиденный во время прогулки. В стихотворении Теннисона говорится:

Возросший средь руин цветок,
Тебя из трещин древних извлекаю,
Ты предо мною весь -- вот корень, стебелек, здесь, на моей ладони.
Ты мал, цветок, но если бы я понял,
Что есть твой корень, стебелек, и в чем вся суть твоя, цветок,
Тогда я Бога суть и человека суть познал бы.

Трехстишие Басе звучит так:

Внимательно вглядись!
Цветы "пастушьей сумки"
Увидишь под плетнем!.

Поразительно, насколько разное впечатление производит на Теннисона и Басе случайно увиденный цветок! Первое желание Теннисона -- обладать им. Он срывает его целиком, с корнем. И хотя он завершает стихотворение глубокомысленными рассуждениями о том, что этот цветок может помочь ему проникнуть в суть природы бога и человека, сам цветок обрекается на смерть, становится жертвой проявленного таким образом интереса к нему. Теннисона, каким он предстает в этом стихотворении, можно сравнить с типичным западным ученым, который в поисках истины умертвляет все живое.

Отношение Басе к цветку совершенно иное. У поэта не возникает желания сорвать его; он даже не дотрагивается до цветка. Он лишь "внимательно вглядывается", чтобы "увидеть" цветок. Вот как комментирует это трехстишие Судзуки: "Вероятно, Басе шел по проселочной дороге и увидел у плетня нечто малоприметное. Он подошел поближе, внимательно вгляделся и обнаружил, что это всего лишь дикое растение, довольно невзрачное и не привлекающее взгляда прохожего. Чувство, которым проникнуто описание этого незамысловатого сюжета, нельзя назвать особенно поэтическим, за исключением, может быть, последних двух слогов, которые по-японски читаются как "kana". Эта частица часто прибавляется к существительным, прилагательным или наречиям и привносит ощущение восхищения или похвалы, печали или радости, и может быть при переводе в некоторых случаях весьма приблизительно передана с помощью восклицательного знака. В данном хокку все трехстишие заканчивается восклицательным знаком".

Теннисону, как представляется, необходимо обладать цветком, чтобы постичь природу и людей, и в результате этого обладания цветок погибает. Басе же хочет просто созерцать, причем не только смотреть на цветок, но стать с ним единым целым -- и оставить его жить. Различие в позициях Теннисона и Басе в полной мере объясняет следующее стихотворение Гете:

Нашел*

Бродил я лесом…
В глуши его
Найти не чаял
Я ничего.

Смотрю, цветочек
В тени ветвей,
Всех глаз прекрасней
Всех звезд светлей.

Простер я руку,
Но молвил он:
"Ужель погибнуть
Я осужден?"

Я взял с корнями
Питомца рос
И в сад прохладный
К себе отнес.

В тиши местечко
Ему отвел,
Цветет он снова,
Как прежде цвел.

Гете прогуливался в лесу без всякой цели, когда его взгляд привлек яркий цветок. У Гете возникает то же желание, что и у Теннисона: сорвать цветок. Но в отличие от Теннисона Гете понимает, что это означает погубить его. Для Гете этот цветок в такой степени живое существо, что он даже говорит с поэтом и предостерегает его; Гете решает эту проблему иначе, нежели Теннисон или Басе. Он берет цветок "с корнями" и пересаживает его "в сад прохладный", не разрушая его жизни. Позиция Гете является промежуточной между позициями Теннисона и Басе: в решающий момент сила жизни берет верх над простой любознательностью. Нет нужды добавлять, что в этом прекрасном стихотворении Гете выражена суть его концепции исследования природы. Отношение Теннисона к цветку является выражением принципа обладания, или владения, но обладания не чем-то материальным, а знанием. Отношение же Басе и Гете к цветку выражает принцип бытия. Под бытием я понимаю такой способ существования, при котором человек и не имеет ничего, и не жаждет иметь что-либо, но счастлив, продуктивно использует свои способности, пребывает в единении со всем миром. Гете, безмерно влюбленный в жизнь, один из выдающихся борцов против одностороннего и механистического подхода к человеку, во многих своих стихотворениях выразил свое предпочтительное отношение к бытию, а не к обладанию. Его "Фауст" -- это яркое описание конфликта между бытием и обладанием (олицетворением последнего выступает Мефистофель). В небольшом стихотворении "Собственность" Гете с величайшей простотой говорит о ценности бытия:

Я знаю, не дано ничем мне обладать, Моя -- лишь мысль, ее не удержать,
Когда в душе ей суждено родиться, И миг счастливый -- тоже мой, Он
благосклонною судьбой Мне послан, чтоб сполна им насладиться.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Ошо

…Фактически есть множество вещей, которые нельзя выразить на западных языках, потому что восточный подход к реальности - в своей основе, в своей сути, по внутреннему существу другой. Иногда бывает так, что на одни и те же вещи можно посмотреть и с восточной, и с западной стороны, и на поверхности заключения могут выглядеть сходными, но так не бывает. Если пойти немного глубже, если копать немного глубже, обнаружатся большие различия - не обычные различия, но необычные. 

Только вчера я читал известное хайку Басе, дзэнского мистика и мастера. Для западного ума или ума, образованного на западный лад, это не покажется великой поэзией. А сейчас весь мир образован на западный лад; Запад и Восток исчезли - в том, что касается образования. 

Слушайте очень внимательно, потому что это не то, что вы называете великой поэзией, но это великое прозрение - что гораздо более важно. В этом есть безмерная поэзия, но чтобы почувствовать эту поэзию, вы должны быть очень тонкими. Интеллектуально ее понять нельзя; это можно понять только интуитивно. 

Вот это хайку:

Когда я смотрю внимательно,
Я вижу подорожник,
Цветущий у ограды!

Кажется, в этом нет ничего от великой поэзии. Но давайте подойдем к этому с большей симпатией, потому что Басе переведен на английский язык; его собственный язык имеет совершенно другие текстуру и аромат. 

Подорожник - это очень обычный цветок, он растет сам собой у дороги, это цветущая трава. Она такая обычная, что никто никогда на нее не смотрит. Это не драгоценная роза, это не редкий лотос. Легко увидеть красоту редкого лотоса, плавающего в озере, - голубой лотос… как можно его не увидеть? На мгновение тебя обязательно захватит его красота. Или прекрасная роза, танцующая на ветру, на солнце… на долю секунды она захватывает тебя. Она ошеломляет. Но подорожник - очень обычное, распространенное растение. Ему не нужны ни уход, ни садовник; он растет сам по себе, где угодно. Чтобы внимательно рассмотреть подорожник, нужен медитирующий, нужно очень деликатное сознание; иначе ты пройдешь мимо, не заметив его. У него нет очевидной красоты, его красота глубока. Его красота - красота очень обычного, но само обычное содержит в себе необычное - даже цветок подорожника. Ты его упустишь, если только не проникнешь в него сочувствующим сердцем. 

Впервые прочитав Басе, ты удивишься: "Что такого важного можно сказать о подорожнике, цветущем у ограды?" 

В стихотворении Басе последний слог - по-японски кана - переводится как восклицательный знак, потому что у нас нет никакого другого способа его перевести. Но кана значит: "Я изумлен!" Откуда берется эта красота? Приходит ли она из подорожника? - потому что тысячи людей прошли мимо, и никто, может быть, никогда не посмотрел на этот маленький цветок. А Басе захватила его красота, он перенесен в другой мир. Что произошло? На самом деле это не подорожник, иначе он привлекал бы глаз каждого. Это прозрение Басе, его открытое сердце, его сочувствующее видение, его медитативность. Медитация - это алхимия: она может превращать грубые металлы в золото, она может превратить подорожник в лотос.

Когда я смотрю внимательно…

И слово внимательно значит интенсивно, с осознанностью, преднамеренно, медитативно, с любовью, с заботой. Человек может смотреть совершенно без заботы, и тогда он упустит всю суть. Слово внимательно нужно помнить во всех его значениях, но корень этого слова означает медитативность. А что это значит, если ты что-то видишь медитативно? Это значит без ума, смотреть без ума, без облаков мыслей в небе сознания, без проходящих воспоминаний, без желаний… вообще ничего, сущая пустота. 

Когда ты смотришь в таком состоянии не-ума, даже цветок подорожника переносится в другой мир. Он становится райским лотосом, он больше не часть земли; незаурядное найдено в заурядном. И это путь будды. Найти незаурядное в заурядном, найти все в сейчас, найти целое в этом - Гаутама Будда называет это татхатой. 

Хайку Басе - это хайку татхаты. Этот подорожник - увиденный с любовью, с заботой, сердцем, безоблачным сознанием, в состоянии не-ума, - и человек изумлен, человек в благоговейном трепете. Возникает великое удивление: как это возможно? Этот подорожник… если возможен подорожник, возможно все. Если подорожник может быть таким красивым, Басе может быть буддой. Если подорожник может содержать такую поэзию, тогда каждый камень может стать проповедью. 

Когда я смотрю внимательно, я вижу подорожник, цветущий у ограды! 

Кана - я изумлен! Я потерял дар речи; я ничего не могу сказать о его красоте - я могу на нее лишь намекнуть. 

Хайку просто намекает, хайку только указывает - очень косвенным путем. 

Похожую ситуацию можно найти в знаменитой поэзии Теннисона; если их сравнить, это вам очень поможет. Басе представляет интуитивное, Теннисон - интеллектуальное. Басе представляет Восток, Теннисом - Запад. Басе представляет медитацию, Теннисон - ум. Они кажутся похожими, и иногда поэзия Теннисона может показаться более поэтичной, чем поэзия Басе, потому что она пряма, она очевидна.

Цветок в потрескавшейся стене,
Я вырываю тебя из трещины,
Держу тебя, с корнем и всем сущим, в руке,
Маленький цветочек…
Если бы я мог понять,
Что ты такое, с корнем и всем сущим, все во всем,
Я знал бы, что такое Бог и человек.

Прекрасный отрывок, но ничто в сравнении с Басе. Давайте посмотрим, в чем Теннисон совершенно отличается. 

Во-первых: Цветок в потрескавшейся стене, я вырываю тебя из трещины… 

Басе просто смотрит на цветок, не вырывает его. Басе - это пассивная осознанность - Теннисон активен, насильствен. Фактически, если на тебя действительно произвел впечатление этот цветок, ты не можешь его сорвать. Если цветок достиг твоего сердца, как ты можешь его сорвать? Сорвать его значит разрушить, убить - это убийство! Никто не думал, что поэзия Теннисона - это убийство, но это убийство. Как можно разрушить что-то такое красивое? 

Но именно так действует ум; он разрушителен. Он хочет владеть, а владение возможно только в разрушении. 

Помни, каждый раз, когда ты кем-то или чем-то владеешь, ты что-то или кого-то разрушаешь. Ты владеешь женщиной? - ты разрушаешь ее, ее красоту, ее душу. Ты владеешь мужчиной? - он больше не человеческое существо; ты низводишь его до объекта, до товара. 

Басе смотрит "внимательно" - просто смотрит, даже не пристально всматривается. Только взгляд, мягкий, женственный, словно он боится причинить подорожнику боль. 

Теннисон вырывает цветок из трещины и говорит: 

… Держу тебя, с корнем и всем сущим, в руке, маленький цветочек… Он остается отдельным. Наблюдаемое и наблюдатель нигде не сливаются, не сплавляются, не встречаются. Это не любовный роман. Теннисон нападает на цветок, вырывает его с корнем и всем сущим, держит его в руке. 

Ум чувствует себя хорошо со всем, чем он может владеть, что он может контролировать, держать в руке. Медитативное состояние сознания не интересует владение, держание, потому что все это пути насильственного ума. 

И он говорит: "маленький цветочек" - цветок остается маленьким, сам он остается на высоком пьедестале. Он - человек, он - великий интеллектуал, он - великий поэт. Он остается в своем эго: "маленький цветочек". 

Для Басе нет речи о сравнении. Он ничего не говорит о себе, как будто его вообще нет. Нет никакого наблюдателя. Так велика красота, что она приносит трансценденцию. Вот цветок подорожника, цветущий у ограды, - кана - и Басе просто изумлен, потрясен до самых корней своего существа. Красота ошеломляет. Вместо того чтобы владеть этим цветком, он захвачен им. Он тотально сдается красоте этого цветка, красоте этого мгновения, благословению здесь и сейчас. 

Маленький цветок, - говорит Теннисон, - если бы я только мог понять… 

Это одержимость стремлением понять! Восхищения недостаточно, любви недостаточно; должно быть понимание, должно быть произведено знание. Не прибыв к какому-то знанию, Теннисон не может расслабиться. Цветок превратился в знак вопроса. Для Теннисона это знак вопроса, для Басе - восклицательный знак. 

И между ними огромная разница - знак вопроса и знак восклицания. 

Для Басе любви достаточно. Любовь - и есть понимание. Может ли быть большее понимание? Но Теннисон, кажется, ничего не знает о любви. Есть только его ум, жаждущий знания. 

Если бы только я мог понять, что ты такое, с корнем и всем сущим, все во всем… 

Ум - это неизменный перфекционист. Ничто не должно оставаться непознанным, ничему нельзя позволить оставаться неизвестным и таинственным. Корень и все сущее, все во всем должно быть понято. Пока ум не знает всего, он остается в страхе, - потому что знание дает власть. Если есть что-то таинственное, ты обречен оставаться в страхе, потому что таинственное нельзя контролировать. А кто знает, что скрывается в таинственном? Может быть, враг, может быть, опасность, какая-то угроза? И знает, что это с тобой сделает? Прежде чем это что-то сделало, его нужно понять, его нужно узнать. Ничто не должно оставаться таинственным. 

Но тогда исчезает вся поэзия, исчезает вся любовь, исчезает вся тайна, исчезает все удивление. Исчезает душа, исчезает песня, исчезает празднование. Все познано - тогда нет ничего ценного. Все познано - тогда нет ничего, что чего-нибудь стоит. Все познано - тогда в жизни нет никакого смысла, никакой важности. Увидь этот парадокс: сначала ум говорит: "Узнай все!" - а потом, когда ты узнаешь, ум говорит: "В жизни нет никакого смысла". 

Ты разрушил смысл, а теперь жаждешь смысла. Ум очень разрушителен в отношении смысла. И поскольку он настаивает, что все должно быть познано, он не может допустить третьей категории, непознаваемого, которое остается непознаваемым вечно. А именно в непознаваемом - смысл жизни. 

Все великие ценности: красота, любовь, Бог, молитва - все, что только есть действительно важного, что делает жизнь достойной того, чтобы жить, составляет третью категорию: непознаваемое. Непознаваемое - это другое название Бога, другое название таинственного и чудесного. Без него в твоем сердце не может быть никакого удивления - а без удивления сердце - это вообще не сердце, и без благоговейного трепета ты теряешь нечто безмерно драгоценное. Тогда твои глаза полны пыли, они теряют ясность. Тогда птица продолжает петь, но на тебя это не влияет, в тебе ничто не шевелится, твое сердце не тронуто, потому что ты уже знаешь объяснение. 

Деревья зелены, но их зелень не превращает тебя в танцора, в певца. Она не порождает поэзии в твоем существе, потому что ты знаешь объяснение: хлорофилл делает деревья зелеными. Тогда от поэзии не остается ничего. Когда есть объяснение, поэзия исчезает. Все объяснения утилитарны, они не относятся к предельному. 

Если ты не доверяешь непознаваемому, как тогда ты можешь сказать, что роза красива? Где ее красота? Это не химический компонент розы. Розу можно проанализировать, но ты не найдешь в ней никакой красоты. Если ты не веришь в непознаваемое, ты можешь произвести вскрытие человека, посмертно - и не найдешь в нем никакой души. И ты можешь продолжать искать Бога, и нигде его не найдешь, потому что он всюду. Ум продолжает его упускать, потому что уму хочется, чтобы он был объектом, а Бог не объект. 

Бог - это вибрация. Если ты настроен на беззвучный звук существования, если ты настроен на звук хлопка одной ладонью, если ты настроен на то, что индийские мистики назвали анахат - предельная музыка существования, если ты настроен на таинственное, ты узнаешь, что есть только Бог, и нет ничего другого. Тогда Бог становится синонимом существования. 

Но эти вещи нельзя понять, эти вещи нельзя низвести до знания - и именно в этом Теннисон упускает, упускает всю суть. Он говорит: 

Маленький цветочек - если бы только я мог понять, что ты такое, с корнем и всем сущим, все во всем, я знал бы, что такое Бог и человек. 

Но все это "бы" и "если". 

Басе знает, что такое Бог и человек, в этом восклицательном знаке - кане. "Я изумлен, я удивлен… подорожник цветет у ограды!" 

Может быть, это ночь полнолуния, или, может быть, раннее утро - я вижу реального Басе, стоящим у обочины дороги, неподвижно, словно у него остановилось дыхание. Подорожник… и так красиво. Все прошлое ушло, все будущее исчезло. В его уме больше нет вопросов, лишь чистое изумление. Басе стал ребенком. Снова эти невинные глаза ребенка, смотрящие на подорожник, внимательно, любяще. И в этой любви, в этой заботе есть совершенно другого рода понимание - не интеллектуальное, не аналитическое. Теннисон интеллектуализирует все это явление и разрушает его красоту. 

Теннисон представляет Запад, Басе представляет Восток. Теннисон представляет мужской ум, Басе - женский. Теннисон представляет ум, Басе - не-ум. 

~~~~~~~~~~~~~~~

© Тэнгу, Graf Mur, Тайша

Начало > Русские Напевы > "Ренга с Басё" (31-36 строфы) >>>>>