Кот Мурыч

Начало
Мацуо Басё
Классика
Гербарий
Русские напевы
Собрания сочинений
Хайку из-за бугра
Гнездо сороки
Шкатулка
Измышления

Конкурс хайку
Ветка бамбука
Хайбун
Гостевая книга
Черная гостиная

Фото-хайку

Разное
Друзья-соседи
Ссылки

Архив

Э-УТА

[an error occurred while processing this directive]

GM Итоги конкурса "Э-УТА"

Конкурс "Зимний клен"
"ДНЕВНИК ХУДОЖНИКА"

Эта страница - для вас, уважаемая Olala, а также для всех, кто по-настоящему участвовал в конкурсе. На ней отражен ход работы над чашей - день за днём, неделя за неделей. Изготовление такой, технически и образно сложной вещи требует немало времени. Порой просто бывает необходимо остановиться и подумать, а ещё лучше - посоветоваться с автором стихотворения. У Басё не спросишь - приходится гадать, а жаль - хороший совет намного ускорит работу. 
Надеюсь, что здоровье и обстоятельства позволят мне продолжать эту затею с конкурсами э-ута достаточно долго, чтобы все поэты смогли получить свои чаши, а я - поработать над вашими хайку и танка в своё удовольствие. Большего человек, на мой взгляд, желать не может. Остаётся добавить, что качество работ, присланных на первый конкурс, было для меня приятным сюрпризом. Достойных оказалось намного больше, чем я мог надеяться. Поэтому позвольте пожелать вам - и таже себе - удачи! 

В старом дупле
Пригоршня замёрзшей воды
И жёлтых листьев...

Эскиз получился легко, и это не удивительно - настолько ярко и образно стихотворение, что художнику изобретать почти ничего не надо. Но всё же оставались вопросы, которые предстояло решить. Какой делать кору? Насколько она должна быть грубой и до какой степени стилизованной, чтобы не впадать в иллюзионизм? Какой формы должна быть чаша - округлой или, наоборот, ассиметричной? И какой избрать способ формовки, чтобы старое дупло, выглядя достаточно древним, не вздумало бы при высокотемпературном обжиге треснуть - и такое бывает... Чтобы разобраться со всем этим прежде чем начинать большую работу, мне показалось полезным сделать маленькую пробную чашечку в размере сакадзуки. На ней, кстати, можно будет испробовать разные методы изображения инея и льда, чтобы потом не слишком рисковать большой работой.


9 июля   Сказано - сделано. Вчера сделал первый обжиг пробной чашечки, а сегодня написал глазурями листья внутри и обжег по второму разу. Завтра думаю обыграть прожилки на листьях в технике кракле. Это третий обжиг, а сколько ещё их будет?

15 июля   Теперь могу сказать точно - их было восемь. Сначала возникли проблемы с листьями - кракле на них получалось то слишком крупным, чтобы передать прожилки, то слишком густым, а потом я долго возился с изморозью - она выходила то излишне бледной, то чересчур белой и плотной. Наконец, решив, что сделал всё, что мог, провёл последний, более высокотемпературный обжиг, после которого исправления невозможны. К счастью, всё получилось неплохо: бледно-жёлтые, выцветшие от стужи листья, прихваченные изморозью, хорошо сочетаются с белыми кристалликами льда в трещинах коры на наружной поверхности. Пожалуй, можно приступать к формовке чаши побольше.


19 июля   Закончил второй, большего размера, вариант чаши, в капризной и трудоёмкой технике обратного набора, при которой наружная поверхность собирается на манер флорентийской мозаики из тщательно подобранных кусочков нужной фактуры и цвета, а внутренние слои постепенно наращиваются потом. Она получилась слегка вытянутой, асимметричной формы, немного напоминающей ладонь. Наружная поверхность решена за счёт чередования участков растрескавшейся коры и оголённой морщинистой древесины. Ножка выполнена в виде сучка; другой сучок, поменьше, заменяет ручку, позволяя держать чашу одной рукой, что для нас несомненное удобство. Иероглиф "старость" пришлось перенести вовнутрь. Думаю, это оправдано: снаружи чаша - или дупло - и так выглядит достаточно старым. 

К тому же этот иероглиф, насколько я понимаю, означает старость в отношении человека, а не предмета, и принадлежит, таким образом, второму "слою" стихотворения, в котором старое дупло - это душа старика, а листья - воспоминания. Теперь предстояла самая рискованная часть работы - написать глазурью эти самые сухие, сморщенные, прихваченные ледком листья. Один неверный мазок - и весь вложенный труд насмарку. Кстати - только заканчивая чашу, понял, что слово "пригоршня" из строчки "пригоршня замерзшей воды", которое казалось мне не совсем подходящим, на самом деле идеально описывает форму чаши, вытянутой, как ладонь - прообраз всех чаш, и значит неправильно-ладьевидная форма чаши, с которой я безуспешно боролся, как папа Карло с носом Буратино, на самом деле и есть то, что нужно. 

25 июля   Вчера мудрая ученица Маша, посмотрев на мои мучения с листьями, сказала: "Может, не нужно рисовать , а лучше их просто вырезать?" В самом деле! Ведь если листья в то же время и воспоминания, то это оправдано. Иные воспоминания ох как врезаются в душу, не так ли? Решено - начну новый вариант с врезанными во внутреннюю поверхность чаши листьями. Посмотрим, что получится лучше. А если вдруг всё выйдет как задумано - редко, но всё же бывает,- то пусть Olala выбирает ту чашу, которая ей больше понравится. 


4 августа   Наконец третий вариант чаши отформован и теперь ещё несколько дней ему предстоит сохнуть. Здесь нельзя торопиться: велика опасность, что изделие, собранное из разных по цвету и свойствам керамических масс, может треснуть при обжиге. А трещины, конечно полезны, если работать в стиле Коэцу - в Японии их с большим вкусом заделывают золотом - но в данном случае без лучше обойтись. 


19 августа   На мой взгляд, чаша получилась удачной. Немного выше предыдущей, тоже асимметричная, но более округлой формы, и внутри, кроме иероглифа "старость" - три сухих листа клёна. С ними я возился довольно долго. Вообще гравировку на внутренней поверхности делать значительно труднее, чем снаружи, и кроме того - нужно было найти такую меру условности, чтобы лист был одновременно листом, с прожилками и всеми деталями, сообщающими ему неповторимую индивидуальность, которую осень придаёт сухим листьям, скрючивая каждый из них по-своему - и также чем-то большим, чем просто лист... 


В процессе работы пришлось отойти от эскиза, на котором листья как бы распластаны по поверхности дупла. Это получалось слишком простым и статичным. Располагая их так и этак, я попытался достичь ощущения движения - неотьемлимого свойства воспоминаний - и в итоге они получились как бы летящими. 


Лучше, чем в первом варианте, вышел иероглиф, а более яркий контраст между тёмной корой и покрытой изморозью и иссеченной морщинами поверхностью обнажённой древесины придал чаше большую силу и цельность. Кракле на листьях не спорит с игрой светотени, которую создаёт гравировка, а вносит некоторую долю случайности и естественности, осуществляя таким образом идею фуэки-рюко (сочетания неизменного и изменчивого, необходимого для хорошего хайку), так же как и довольно удачная изморозь на внутренней и внешней поверхностях чаши. 



Теперь, когда работа закончена и все двенадцать обжигов позади, я спрашиваю себя, был ли оправдан риск. Дело в том, что внешние слои чаши(кора) были выполнены из специальной плавкой массы с очень высокой усадкой, а внутренние - из удобной для гравировки, но достаточно нежной фаянсовой глины. В результате большого количества последовательных операций нагрева до 250-300 градусов и резкого охлаждения, необходимых для достижения оптимального рисунка сетки кракле, изображающей иней, изморозь и лёд, возникли и несмотря на все предосторожности развились сквозные трещины в стенке чаши. Я предпринял героические усилия чтобы заклеить их легкоплавкой эмалью, и это почти удалось. Чаша выглядит целой...но протекает, а значит, годится для выставки, но не в качестве приза. 


Пока шли обжиги второго варианта чаши, я почуствовал, что ещё не наигрался с этой кленовой техникой, да и трещины задели меня за живое - захотелось сделать чайницу (сосуд для хранения чайного порошка) в том же стиле, но без трещин... Эта часть замысла осуществилась достаточно успешно; но меня несколько удручает то обстоятельство, что она получилась слишком похожа по форме на традиционную для Японии тыкву-горлянку, в которой действительно хранят всё сыпучее, в том числе и чай; в то время как ей предписано быть кленовым дуплом!


Во всех остальных отношениях она получилась достаточно забавной. Внутри, разумеется, иероглиф "старость" и два исполненных в технике живописи кракле листа, а ещё один вырезан на внутренней поверхности крышки. К сожалению, в результате слишком высокой температуры обжига почти вся изморозь растаяла, но тем мощнее получилась кора и цельнее общее впечатление.


Таким образом, эту чайницу и первую из больших чаш можно считать двумя вариантами приза. Что именно из них уважаемая Olala выберет - это нам в самое ближайшее время предстоит узнать. Сообщение об этом появится здесь, на этой странице. А пока - спасибо за внимание всем, кто был достаточно терпелив, чтобы дочитать до этого места.


Об авторе Искусство Э-Ута  Работы В. Юделевича в стиле суйсеки

Принять участие в новом конкурсе