Начало
Мацуо Басё
Классика
Гербарий
Русские напевы
Собрания сочинений
Хайку из-за бугра
Гнездо сороки
Измышления

Ветка бамбука

Разное
Друзья-соседи
Ссылки
Гостевая книга

[an error occurred while processing this directive]

[an error occurred while processing this directive]

Классика

Японская поэзия
ХАЙКУ
XVI - XVII веков.

ЧЕСТЬ ВОИНА
(гири-хайку)

Лист 1

Подле гребня бегущей [на берег]
               волны
Поднимается марево брызг.
[Настоящий] слуга со своим
       Господином повсюду.


Если б каждый лепесток
                     сакуры
Мог стать воином -
                     [то я]
Окружил бы замок Господина
             цветущим садом.


Сколько сражений еще впереди
И сколько их было раньше!
Но честь [самурая]
         превыше сомнений.


[Мой] друг всегда
       готов
Прийти на помощь.
[Уже] обвязан поясом
       клинок меча.


Теряется в [неясной] пустоте
              конец Пути.
Стою в начале я -
Отец мне завещал
            служенье верное.


В покое сидит на
           [песчаной] косе
Ждущий прихода друга.
Душа и помыслы его
              чисты.


Кто сказал мне -
Куда ушел мой Господин?
Стою у [храмовой] стены
             один...


Хочу уйти, [подобно]
         дуновенью
Весеннего ветра со склона
          [крутого] утеса,
Как подобает
          [воину].


Пусть навечно лицо
          [моего] Господина
Отразят океана
Зеленые волны.


Одиночество сияющим
       [бесчувственным] клинком
Рассекает [мне] душу
В холодном мерцании
                    звезд.


Листья роняет клен,
             и чай давно остыл.
Сижу у башни [городской]
И глажу [рукоять] меча
           уставшею рукой.


Разбивается море о
          [прибрежный] утес,
И соленые капли лицо
       покрывают.
И нет нужды [мне]
       притворяться
что не грущу [совсем].


С поля боя с почетом
            вернусь
И цветами любимого сада
Наконец-то займусь.


Звезды брызг заблестят
На узорной поверхности
           [наших] мечей.
Пограничная стража!


Жар ярости в груди
Хоть на секунду [ты] оставишь
          без присмотра -
В [простую] воду превратится
               кипяток.


Когда [твой взор] не замутнен
          наживой иль корыстью,
Увидишь [ты] сапсана оперенье
В [его стремительном] паденьи
                на добычу.


Верно храню я
Сандаловый посох
Учителя.


Вослед за Господином
            жизнь [я] отдам,
Столь же легко, как
          тает иней,
Едва [его коснется]
          солнца луч.


Лист бамбука, сорванный
                ветром,
Наискось перерезал
         поверхность
         [спокойной] реки.
Вот достойный конец [самурая]!


Я душу собственную
В спутники дайме
Почтительно
             препоручаю.


Пусть наизнанку
Вывернется сердце у того,
Кто защитить не сможет
            Господина [своего]!