Начало
Мацуо Басё
Классика
Гербарий
Русские напевы
Собрания сочинений
Хайку из-за бугра
Гнездо сороки
Измышления

Ветка бамбука

Разное
Друзья-соседи
Ссылки
Гостевая книга

[an error occurred while processing this directive]
Классика

Джон Стивенс
"Мастера Дзен"
Рёкан

Однажды Рёкан подошел к детям, делающим воздушных змеев. "Рёкан! Рёкан! Пожалуйста, напиши что-нибудь, что поможет змеямикмахера заявил: "Один иероглиф отсутствует в имени бога." Такое отсутствие сводило на нет эффект каллиграфии как талисмана и когда парикмахер попенял Рёкану, тот ответил: "Ты с'экономил на мне, я с'экономил на тебе. Та хорошая пожилая женщина, живущая в конце дороги, всегда дает мне с избытком бобового пирога так что, в каллиграфии, которую я дал ей, все иероглифы на месте"
Рёкан любил играть в го, но ненавидел проигрывать, думая что удача отворачивается от него в то время, как он просто был неважный игрок. После одного поражения он захотел реванша и его оппонент согласился: "Только если ты дашь мне столько каллиграфических работ, сколько раз ты проиграешь" Рёкан неосмотрительно согласился, но проигрывал и проигрывал. Его оппонент ожидал несколько разных изречений дзенской мудрости, но на каждом листе было:

Собираю хурму -
Морозит яйца
Осенний ветер

Рёкан часто нечаянно пропускал иероглифы, когда писал каллиграфические работы по памяти и однажды был пристыжен за это. Он ответил: "Любой, кто может прочитать мою каллиграфию, легко добавит потерянный иероглиф; те же, кто не могут прочитать вообще- не заметят его отсутствия!".
Друг Рёкана попросил каллиграфическую работу, которая бы принесла удачу и процветание его семье. Рёкан написал единственный слог "си" на целом листе. "Что это значит?" спросил его друг. Под влиянием коана Накуина, Рёкан ответил: "Смерть. Когда люди отдают себе отчет в близости смерти, они не тратят свое время и не расточают свое богатство".
Однажды владелец лавки, где продавался соевый соус проделал долгий путь к хижине Рёкана с особой просьбой. Дверной знак на его лавке был плохо сделан и отпугивал покупателей. Не мог бы Рёкан помочь ему написать новый? Рёкан согласился и написал "Уксусно-соевый соус Джошуа". Хозяин лавки был несказанно рад и гордо показывал знак после своего возвращения. Спустя несколько дней, Босай(упоминался выше) проходил мимо лавки и увидел знак. Босай вошел внутрь и сказал хозяину, что знак слишком драгоценен, что оставаться под дождем и ветром и написал новый. Знак Босая был выставлен наружу, но и он был заменен другим, каллиграфической работой чуть-чуть менее известного чем Рёкан и Босай каллиграфа. Так повторялось четырежды и хозяин стал обладателем четырех замечательных знаков.
Иногда каллиграфическое искусство Рёкана оказывалось очень полезным. Однажды, путешествуя, был вынужден нанять проводника с лошадью для прохождения/*похода*/по опасной горной тропе. У него не было денег заплатить 16 сен и он сказал проводнику, "Ты можешь ударить меня по голове 16 раз". Проводник узнал Рёкана и ответил: "Нет. Напиши мне 16 иероглифов и я прощу тебе долг". В подобном случае, когда Рёкан встретил путешественника, нуждающегося в ночлеге, Рёкан написал: "Покажи это любому в деревне и ты обязательно найдешь ночлег."
В дополнение к каллиграфии на воздушных змеях, две другие замечательные работы Рёкана: "Раз-Два-Три" и "Сердце-Луна-Круг". Первая пара свитков были написаны для хозяина лавки, который просил что-нибудь простое, что бы любой мог прочесть. Вторая была написана в кухне одного из друзей Рёкана. Старая деревянная крышка для семейного рисового горшка треснула и была отложена в сторону, на растопку. Рёкан пожалел ее и написал "Сердце-Луна-Круг" на ней, зная, что ее не уничтожат пока на ней его каллиграфия.
С возрастом Рёкан слабел и все труднее ему было ходить просить милостыню целыми днями и его друзья стали передавать ему для его простейших нужд с посыльными хлопчатобумажную одежду, пару носков, тряпичную шляпу, тряпичные мячи, чай, рис, соевый соус, табак, масло, васаби, фрукты, овощи, сакэ, и даже сладкие пироги. Рёкан всегда посылал маленькую записку-стихи за такие подарки, благодаря подателя с величайшей почтительностью. Таким образом, наиболее вероятныме долгих поисков, он нашел монеты и был очень рад. "Теперь я понимаю, что найти деньги действительно радость."- подумал он.
Из нижеследующего письма, видно, что Рёкан был хорошо знаком с работой Хакую "Вечерняя Беседа в Лодке":

Этой зимой я обращался к учению
Даосского мудреца Хакую и научился:
Я избегаю погони за тем и этим,
Держу рот закрытым в строгом молчании.
Принимаю пищу только когда желудок пуст
И стучу зубами спросонок
Читая историю Хакую
Я научился поддерживать хорошее здоровье
Путем балансирования жизненной силы
И не беспокоясь о дурных или низменных вещах.


Поздравление с Новым Годом, которое Рёкан послал своему другу:

"С Новым Годом!"

Завтрашний день отметит приход весны
Неизбежно!
Мое сердце бьется
Чаще и чаще
И я не могу спать:
Весна наступает завтра.


С тех пор, как Рёкан стал забывчивым, он писал для себя памятки:

Заботиться чтоб не:
говорить слишком много;
говорить слишком быстро;
говорить, не будучи спрошенным;
говорить не к месту;
говорить, размахивая руками;
говорить о мирских делах;
отвечать грубо;
спорить;
улыбаться снисходительно в ответ;
использовать элегантные китайские выражения;
хвастаться;
избегать говорить прямо;
говорить с умным видом
прыгать с темы на тему;
использовать прихотливые слова;
говорить о прошедшем, которое не может быть изменено;
говорить педантично;
избегать прямых вопросов;
говорить говорить зло о других
говорить напыщенно о просветлении;
говорить в подпитии
говорить в неприятной манере;
кричать на детей;
сочинять фантастические истории;
говорить в гневе;
упускать имена;
игнорировать людей с которыми разговариваешь;
говорить ханжески о Богах и Буддах;
быть сладкоречивым;
льстить;
говорить о вещах, которые не знаешь;
превращать разговор в монолог;
говорить о других за спиной;
говорить с самомнением;
чернить других в разговоре;
читать молитвы на показ;
жаловаться на количество милостыни;
читать длинные проповеди;
говорить наигранно, как художник;
говорить наигранно, как мастер чайной церемонии;

Рёкан постоянно забывал свои вещи, письма, наброски. Иногда случалось ему стучаться за подаянием в один и тот же дом дважды. Еще одна памятка:

(1) Вещи, взять с собой
Хлопчатобумажная шляпа, полотенце, салфетка, бумага, веер, монеты, мяч, шарики.

(2) Необходимые вещи
Бамбуковая шляпа, гамаши, перчатки, пояс, трость, немного еды.

(3) Для паломничества
Одежда, соломенный плащ, плошка, котомка.

Не забыть прочитать это до того, как выйти или будут неприятности!

В шестьдесят лет у Рёкана начались трудности со здоровьем и в 1816 он отправился в другое место для отшельничества, около святыни Отого, у подножия горы Кугами. Покидая Гого-ан, Рёкан написал стихи:

На склоне
Кугами
В тени горы
Сколько лет
Эта хижина была моим домом?
Пришло время
Оставить ее пустовать -
Моя память поблекнет
Как летняя трава.
Взад и вперед
Я ходил вокруг нее
И ушел прочь
Пока она не исчезла
Среди деревьев.
Пока я иду, продолжаю
Оглядываться на каждом повороте,
Оглядываться назад.

Жизнь Рёкана в Отого была похожи на жизнь в Гого-ан, свет вперемешку с темнотой:

В лесу Отого под горой Кугами
Ты найдешь мою крохотную хижину где я провожу свои дни.
По прежнему нет для меня места в храмах и домах!
Лучше уж мне жить со свежим легким ветром и яркой луной,
Играя с деревенскими детьми и сочиняя стихи.
Если ты спросишь обо мне, вероятно вот так:
"Что делает сейчас этот глупый монах?"

Старый слабый человек шестидесяти лет
Живет возле святыни в стороне от деревни.
В полночь - сильный ливень жестоко стучит по камням;
Под окном одинокий огонек мерцает.

Мальчиком я изучал китайскую классику но не был силен в этом;
Юношей я практиковал дзен но не смог передать учение.
Теперь живу рядом со святой гробницей,
Наполовину священник Синто, наполовину буддистский монах.

В конце концов, Рёкан был вынужден покинуть и Отого тоже:

В ветхой хижине с тремя закутками
Я состарился и устал;
Этот зимний холод
Худший из всех, от которых я страдал.
Хлебаю жидкую кашку, ожидая когда
Морозная ночь минует.
Смогу ли я выдержать до поры, когда весна наконец придет?
Без возможности просить рис
Как я выживу в холод?
Даже медитация больше не помогает;
Ничего не остается кроме как писать стихи
В память моим покойным друзьям.

В 1826, будучи шестидесяти восьми лет, Рёкан оставил Отого и стал жить с семьей Кимура в деревне Шимазаки. Ему предоставили небольшой домик на заднем дворе, который не очень подходил Рёкану. Он сравнивал себя с птицами в клетке, которые были у семьи Кимура.

Сейчас и всегда
Вы тоскуете
По свободе в глубоком лесу -
Я тоже лелею
Подобные мысли.


Рёкан в последний раз посетил Гого-ан:

Я взял свой посох и медленно проделал путь
Вверх к хижине, где я провел так много лет.
Стены разрушились и теперь укрывают лис и кроликов.
Колодец у бамбуковой рощи высох.
Толстая паутина покрывает окно, где я однажды читал при луне.
Ступени заросли сорняками,
И одинокий сверчок пел в лютом холоде.
Я мерил шагами хижину не в силах уйти прочь
Пока солнце не зашло с грустью.

Во время своего пребывания у Кимура, семидесятилетний Рёкан встретил и полюбил красивую молодую монахиню Тейсин(1798-1872).Несмотря на то, что их отношения оставались платоническими, любовная связь их была так же глубока как между Иккю и Дамой Мори. Когда Тейсин впервые встретила Рёкана, она написала:

Был это действительно ты
Кого я видела
Или эта радость
Что продолжаю ощущать
Всего лишь мечта?


Рёкан ответил:

В этом приснившемся мире
Мы дремлем
И говорим о снах
Мечтай, мечтай
Сколько хочешь.


Обмен письмами:

Здесь, с тобой
Могла б оставаться
Дни и годы без счета
Молчаливой, как яркая луна
На которую вместе смотрели.

(Тейсин)

Если твое сердце
Останется неизменным
Мы будем связаны крепко
Как бесконечная лоза
На многие годы.

(Рёкан)

Когда Тейсин не смогла приехать к нему, Рёкан написал:

Ты забыла меня
Или потеряла путь сюда?
Теперь я жду тебя
Целый день, каждый день.
Но ты не появляешься.

Тейсин ответила:

Луна, я знаю
Сияет ярко
Высоко над горами,
Но мрачные тучи
Одели вершину темнотой.


Рёкан послал ей совет:

Тебе нужно подняться
Над мрачными тучами
Закрывающими вершину.
Как же иначе ты
Когда либо увидишь свет?

Зима была снежной и у Тейсин не было возможности посетить Рёкана пока весна не пришла. Когда Рёкан увидел Тейсин он воскликнул:

Ни на небесах, ни на земле
Нет ничего
Драгоценнее
Чем твой визит
В первый день весны.

Из за своей черной одежды и загорелой кожи, Рёкан был прозван вороном Тейсин и друзьями(на далеком Востоке, ворон - символ вечной любви). Крайне польщенный Рёкан написал:

Свободный как птица
Идти куда пожелаю
С завтрашнего дня
Я возьму имя "Ворон"
Данное мне друзьями.

Тейсин добавила:

Когда горный ворон
Летит домой
Не возьмет ли он с собой
Его мягкокрылую
Маленькую подругу


Рёкан ответил с улыбкой:

Мне хотелось бы взять
с собой всюду
Куда б я не пошел
Но не примут ли нас люди
За птиц-неразлучников

До конца жизни Рёкана они часто были вместе, сочиняя стихи, споря о литературе и религии и прогуливаясь по окрестным деревням и полям.

Распевая старые стихи,
Сочиняя свои,
Играя в мяч
Вместе в полях -
Два человека, одно сердце.

Легкий ветерок свеж,
Луна так ярка -
Вместе
Давай танцевать до рассвета
Прощаясь с моими годами.

Зимой 1830, здоровье Рёкана сильно ухудшилось. Страдая от несварения желудка, он написал:

Об этом
Легко говорить,
Но эти протекающие кишки
Убивают меня

Его упадок был столь резким, что Тейсин поспешила к его смертному ложу. Рёкан писал:

"Когда, когда?" я вздыхал.
Та, по ком тосковал,
Наконец пришла;
С ней теперь
У меня есть все что мне нужно.


Тейсин ответила:

Нам, монахам, говорят
Преодолевать сферу
Жизни и смерти -
Все же я не могу перенести
Печаль нашего расставания.


Рёкан ответил тихо:

Повсюду, куда ни посмотришь
Осенние листья
Рассыпаны
Поодиночке
Вверх и вниз лицом.

Рёкан скончался рано утром 6 января 1831. На его похороны и общее богослужение священников из всех главных буддистских представительств, пришли все жителями деревни и ближайших окрестностей.

Что останется после меня?
Цветы весной,
Кукушка летом,
И багрянец листьев
По осени.