Начало
Мацуо Басё
Классика
Гербарий
Русские напевы
Собрания сочинений
Хайку из-за бугра
Гнездо сороки
Измышления

Ветка бамбука

Разное
Друзья-соседи
Ссылки
Гостевая книга

[an error occurred while processing this directive]

Классика

Джон Стивенс
"Мастера Дзен"
Рёкан

Однажды Рёкан путешествовал с молодым монахом. В одном чайном доме им предложили в пищу, блюдо с рыбой. Молодой монах оставил рабу нетронутой по ортодоксальной буддистской традиции, но Рёкан проглотил ее в один момент.
"Эта блюдо с рыбой, ты же знаешь", - сказал монах Рёкану.
"Да, это было очень вкусно", - ответил Рёкан с улыбкой.
Вечером они остановились у фермера и на следующее утро монах жаловался, "Блохи кусались как сумасшедшие и я не спал всю ночь. Но ты спал как младенец. Почему?".
"Я ем рыбу когда предлагают, и я позволяю блохам и комарам пировать на мне. Это совершенно не беспокоит меня". Рёкан спал под москитной сеткой чтобы предохранить комаров - во сне он мог случайно нанести им вред. И оставлял одну ногу снаружи, чтоб комарам не было слишком голодно.
Подобно Будде, Рёкан с благодарностью принимал все, что попадало в его плошку для милостыни:

Ради нас
Моллюски и рыба
Отдают себя
Бескорыстно
Нам в пищу


Рёкан сочинил эти стихи о благородстве прошения милостыни:

Весна, неспешно
Звон нищенского моего колокольчика вплывает в деревню.
Зеленые ивы в садах,
Лилии в спокойном пруду.
В моей миске лежал рис тысяч чужих домов,
Мое сердце отвергло власть денег и славы.
Безмолвно храня память древних Будд,
Иду нищенствовать в деревню - еще один день.

После целого дня прошения милостыни в деревне
Сижу мирно под утесом в вечерней прохладе.
Одна у меня миска и одно рубище
Жизнь дзенского монаха воистину свободна!

Согласно ортодоксальным буддистским канонам, подаятель милостыни должен быть благодарен монаху принявшему его подношение, так как он или она (податель/подательница)приобретает таким образом добродетель, но Рёкан всегда держал в голове дзен-буддистские стихи: "Помни сколько усилий приложили крестьяне, чтоб вырастить пищу". Вместо того, чтоб смотреть просто вперед в молчании и принимать пищу без знака внимания, как предписывает традиция, Рёкан держал плошку почтительно с сердцем полным благодарности каждый раз, получая подаяние. Низко кланялся и просил благословения Будды каждый раз проходя мимо работающих на рисовых полях крестьян. Он провел много часов в молитвах за них:

Весенний дождь,
Летний дождик,
Сухая осень.
Может природа улыбнется нам
И мы разделим ее милость.

Если урожай был особенно щедрым, иногда Рёкан мог взять часть без спроса. Однажды, он оставил стих на дереве для местного крестьянина

Пожалуйста, не спутай меня
С птицей
Когда я налечу
На твой сад
Поесть диких яблок.

Иногда, подаяние было неожиданным:

После поиска хвороста в горах
Я возвратился к своей хижине
И нашел сливы и картофель
Оставленные под моим окном
Сливы были завернуты в бумагу,
Картофель - в лист лопуха
На клочке бумаги имя подателя.
Глубоко в горах пища безвкусна -
В основном репа и зелень -
Так что, я быстро сварил угощение с соевым соусом и солью.
Наполнил свой, обычно пустой желудок
Тремя большими мисками.
Если б мой друг оставил сакэ
Это был бы настоящий пир.
Я вкусил пятую часть подарка и отложил остальное;
Похлопывая живот, отправился хлопотать по хозяйству.
День просветления Будды будет через шесть дней
И я не знал, что поднести,
Но теперь, когда я богат -
Будда будет лакомиться сливами и картофелем.

Рёкан был известен тем, что использовал все до крошки из еды. Если что-нибудь оставалось, он складывал это в глиняный горшок. Естественно, пища портилась и гнила, в ней заводились личинки. Однажды кто-то увидел, как Рёкан ел из этого горшка. "Не ешь это" - воскликнул посетитель - "это испортилось и там личинки". "Нет, нет, все в порядке"- отвечал Рёкан - "я позволяю личинкам сбежать до того, как съем и вкус - ничего".
Рёкан регулярно делился пищей с птицами, бродячими собаками и котами. Бывали хорошие времена, бывали плохие:

В синем небе зимние утки кричат;
Горы наги, ничего кроме палых листьев.
Сумерки - возвращаюсь по промозглой тропе,
Один, с пустой плошкой для риса.

Не будет милостыни
Снова сегодня
В деревне.
Снег падает
И падает.


Нет везения сегодня в прошении милостыни;
От деревни к деревне тащусь.
На закате понял: до хижины - долгий путь по горам
Ветер рвет мое тщедушное тело
И моя маленькая миска выглядит так жалко -
Таков выбранный мной Путь что ведет меня
Через разочарования и боль, холод и голод.

Я пришел сюда
Просить риса,
Но цветущий клевер
Среди камней
Заставил меня забыть причину.

В своих походах за подаянием, Рёкан часто останавливался для помощи односельчанам в работе по дому - чистил овощи, рубил дрова, разжигал очаг. Если ж никакой особенной помощи не требовалось, он тихонько сидел в углу, совершая медитируя. Он был отличным врачом и лечил больных членов семьи, применяя массаж и целебные травы. Однако, когда его просили прийти на следующий день, он отвечал: "Простите, не могу обещать. Мы никогда не знаем, что принесет следующий день".
Рёкан любил играть с деревенскими мальчишками в перетягивание каната, используя толстые сорняки, связанные вместе и в мяч с девочками. Рёкан был известен как "Мастер мяча" и всегда держал два-три тряпичных мяча в рукавах одежды.

Играем в мяч
С деревенскими детьми
Теплым дымчатым
Весенним днем -
Никто не хочет, чтобы это кончалось

В десяти четвертях земли Будды
Только одна Колесница.
Когда мы видим ясно, нет различий в учениях.
Что мы теряем здесь? Что приобретаем?
Если приобретаем нечто, это было здесь с самого начала;
Если теряем это прячется где-то поблизости.
Посмотри на тряпичный мяч в моем рукаве -
Несомненно драгоценность просветления!

Весна уже здесь
Деревья в полном цвету,
Прошлогодние листья исчезли
Мне надо поспешить-
Встретиться с детьми

Однажды, Рёкан играя с детьми в прятки, спрятался в хлеву. Дети знали, где он спрятался и решили подшутить: убежали не предупредив его, что игра закончилась. На следующее утро жена фермера крестьянина, войдя в хлев, увидела Рёкана прячущегося в углу. "Что ты здесь делаешь, Рёкан?" - спросила она. "Пожалуйста тише", - прошептал он - "а то дети найдут меня".
Рёкан был мастером играя, притвориться мертвым. Он позволял детям украшать себя травой и цветами и хоронить понарошку. Однажды, дети заметили, что он не дышит. "О, нет!" - завопили они - "Рёкан действительно умер в этот раз!". Рёкан, оживая, вскочил и ловил их со смехом. (Длительные медитации позволяли Рёкану управлять своим дыханием.)
Однажды, Рёкан, проходя по деревне, услышал крик о помощи. Маленький мальчик застрял на верхних ветках хурмы. Рёкан помог ему спуститься вниз и сказал, что достанет немного хурмы для него. Залез на дерево и сорвал один, решил попробовать (может хурма слишком терпка, он не хотел разочаровать мальчика), обнаружил что нет - сладкая, и увлекся - он ел одну за другой, забыв о мальчике, повторяя "Как сладка!". Парнишка не выдержал и закричал "Рёкан! Дай и мне пожалуйста!". Рёкан пришел в себя и набрал вкусной хурмы для мальчика.
Рёкан также любил выпить сакэ - "горячей воды трансцендентальной мудрости" и "лучшего из лекарств" - с местными крестьянами:

Распиваем сладкое сакэ
С крестьянами
А наши брови
белеют
от снега

Современники говорили о Рёкане:
" Когда Рёкан приходит в гости, темным зимним днем наступает весна. Его характер чист от двойственности и хитрости. Высокий и худой он напоминает одного их бессмертных, знакомых по литературе или религии. В нем нет ни крупицы ханжества, он излучает теплоту и сострадание. Никогда не гневается и не слушает критику других. Голос его чистый и ясный. Если он останавливается в доме, все семейные проблемы рассеиваются и дом остается мирным несколько дней после его визита. Даже общение с ним улучшает людей".

Опекающий Рёкана святой был Йофукуо - "Никогда не презирающий Бодхисаттва"

Истинный монах
Нуждается
Всего лишь в одном -
Сердце, подобном сердцу
Никогда не презирающего Бодхисаттвы.

Рёкан слегка подтрунивал над озабоченностью некоторых буддистов-книжников по поводу слов и концепций, категорий и деталей.

Когда я вижу ученых священников, читающих сутры,
Их красноречие, похоже, плавает по кругу;
Пять Периодов Закона и Восемь Доктрин -
Красивые теории, но кому они нужны?
Но спросите их о сути истинной важности
И получите пустую болтовню
Будда дал бесконечно много учений,
Каждое из которых чистейшая истина.
Также как легкий ветер и каждая капля дождя
Освежают лес.
Нет сутры которая бы не вела к спасению.
Пойми суть каждой ветви
И прекрати ставить оценку учению Будды
Ничто не делает меня
Счастливее
Чем обет Амиды
Спасти
Каждого.

В одной деревне жил сердитый паромщик. Он сильно раздражался, когда при нем кто-либо хвалил Рёкана. Однажды, когда Рёкан попросил перевести его на другую сторону реки, паромщик, резко повернул лодку и Рёкан упал в воду. Рёкан почти утонул, когда паромщик помог ему выбраться. Несмотря на очевидность того, что паромщик намеренно сделал это, Рёкан поблагодарил его. Не ожидая такого ответа, паромщик почувствовал стыд за этот и другие свои поступки. Позже, когда Рёкану понадобилось вернуться, паромщик признался ему в намеренности своего поступка и просил прощения. Рёкан только улыбался и просил не беспокоиться. Вслед за этим они распили кувшинчик сакэ.
В другой раз на Рёкана напал сумасшедший буддистский монах в подпитии. Рёкан терпеливо терпел побои, пока не подоспели крестьяне и не оттащили монаха прочь. В ту ночь был дождь и Рёкан остался ночевать в доме друга. Посреди ночи, Рёкан внезапно встал и вышел на улицу. Беспокоясь за друга, хозяин вышел вслед за Рёканом и увидел как он укрывал безумного монаха (тот совершенно пьяный спал в беспамятстве) соломенным плащом.
Однажды, родственник попросил Рёкана поговорить с его непутевым сыном. Рёкан пришел, но не сказал ни слова провинившемуся мальчику. Он остался переночевать и был готов покинуть дом поутру. Мальчик, помогая Рёкану завязать соломенные сандалии, вдруг почувствовал на плече теплую каплю. Посмотрев вверх, мальчик увидел, что глаза Рёкана полны слез. Рёкан вернулся в Гого-ан, а мальчик полностью изменился с тех пор.
Один самурай, владелец местности, где жил Рёкан, решил построить великолепный храм и пригласить Рёкана возглавить приход. Он пришел к Рёкану в Гого-ан, но Рёкан отсутствовал, собирая цветы. Самураю со свитой пришлось довольно долго ждать, пока не вернулся Рёкан с плошкой, полной душистых цветов. Самурай сделал предложение, но Рёкан остался молчалив. Затем он взял кисть, написал хайку и отдал самураю:

Ветер приносит
Столько опавших листьев,
Что можно развести огонь

Самурай в согласии кивнул и удалился.

Однажды, обознавшись, вор забрался в Гого-ан и естественно, ничего не нашел, чтоб украсть. Потосковав, вор забрал старое драное одеяло Рёкана и подушку для медитаций. Вернувшись, Рёкан обнаружил пропажу и написал:

Вор взял все,
Но оставил тебя -
Луна в окне

Рёкан не любил помпезность и церемонность. Однажды, он был приглашен на формальное чаепитие в богатый дом. Хозяин был горд своей роскошной одеждой и гости были завернуты в кимоно из дорогой парчи их Киото. В то время как Рёкан пришел в своем замызганном, заплатанном рубище. Он глотнул густой чай и воскликнул - "Какой горький! Ужасный вкус". - затем вылил чай обратно в горшок. И он продолжал в том же духе: Чистил свой нос и норовил вытереть содержимое о рукава соседа.

Несмотря на то, что Рёкан сам выбрал для себя путь отшельничества, иногда он чувствовал глубокое одиночество:

Иногда я тихо сижу
Слушая листопад
Жизнь монаха вправду спокойна.
Отрезанный от мирских забот,
О чем же я плачу?

Если бы был кто-нибудь
Подобный мне
В этом мире
Мы могли бы провести всю ночь
За разговором, здесь, в хижине.


Рёкан всегда был рад гостям и часто посылал приглашения:

Весна началась!
Драгоценности и золото
Повсюду -
Пожалуйста, ну пожалуйста
Приходи в гости.

Ветви, что будут
Хворостом по осени,
Все еще цветут -
Пожалуйста, собери травы, в поцелуях росы
И приходи в гости.

В сумерки
Приходи в мою хижину -
Сверчки споют
Тебе серенаду и я
Познакомлю тебя с лесом в лунном свете.

Когда к Рёкану приходили гости, Рёкан подносил им миску для полоскания рук. Гости протестовали: "Это твоя миска для еды! Мы не можем мыть в ней руки!" На что Рёкан отвечал: "Нет, нет! Это единственная миска в доме и она одинаково хорошо служит для еды, воды и полоскания рук. Более того, я нашел ее в чащобе. Кто-то выбросил ее, а я дал ей новый дом."

Босай (1752-1826), известный учитель из столицы Эдо, давно хотел встретиться с эксцентричным дзенским монахом. Когда он добрался до хижины Рёкана, он увидел, что Рёкан медитирует в беседке. Босай не хотел беспокоить Рёкана и ждал почти три часа. Рёкан был вне себя от радости встретившись с учителем и они говорили о поэзии, философии и литературе до вечера. Когда же настал вечер, Рёкан захотел угостить Босая сакэ. Он предложил Босаю подождать, пока он сбегает в деревню одолжить немного. Босай ждал и ждал, но Рёкан не возвращался.
Наконец, Босай отправился поискать Рёкана. В изумлении, он увидел Рёкана в сотне ярдов от хижины, сидящим под сосной, мечтательно смотрящего на полную луну.
"Рёкан! Где ж ты был? Я ждал тебя часами! Я думал, что-то случилось с тобой!"
" Босай-сан! Ты прибыл вовремя. Не правда ли прекрасная луна?"
"Да, да, прекрасна. Но где же сакэ?"
"Сакэ? О, да, сакэ. Прости меня. Я мигом принесу!" Рёкан вскочил и убежал, оставив ошеломленного Босая.

Провожая друзей, Рёкан писал:

Дождись света луны
Перед тем, как отправиться -
Горная тропа
Покрыта
Плодами каштана!

На росистой горной
Тропе будет холодно.
Перед тем, как уйти
Как насчет
Последней чашки теплого сакэ?

Написание стихов для Рёкана как бы служило ненавязчивой буддистской церемонией. Технически, Рёкан был под влиянием классической японской и китайской поэзии, но чаще всего, игнорировал правила и писал как ему хочется.

Когда ты поймешь,
что мои стихи - не стихи,
Поговорим о поэзии

Ночь напролет
В моей хижине из травы
Согретой хворостом
Мы говорили и говорили.
Как могу я забыть тот чудесный вечер.

Спускаюсь в долину собирать орхидеи
Земля покрыта инеем и росой,
Целый день искал я цветы
Вдруг вспоминаю старого друга
Что живет за реками и горами
Встретимся ли мы когда-нибудь снова?
Поднимаю взгляд к небу,
Слезы текут по щекам.

Рёкан чувствовал особое родство с Канзаном, легендарным китайским дзенским эксцентриком и поэтом жившим во времена династии Т"анг. Канзан был также любимцем Хакуина, который написал длинные комментарии к стихам Канзана и часто изображал его в своем творчестве). Стихотворение Канзана:

Мой дом пещера, ни одной вещи в нем -
Чистая и изумительная пустота,
Яркая и чистая как солнце.
Тарелки горных овощей достаточно,
Заплатанный плащ вполне меня укрывает
Пусть тысяча волшебников явятся исполнить любое желание!
У меня уже есть Верховный Будда


Рёкан сочинил эти стихи в том же стиле:

Возвращаюсь домой после дня нищенствования;
Шалфей заплел мою дверь.
Теперь когда охапка листьев горит вместе с хворостом.
В тишине читаю стихи Канзана,
Под музыку осеннего дождя, шелестящего в тростнике.
Я вытянул ноги и лег на пол.
О чем мучиться?
В чем сомневаться?

Каллиграфия Рёкана даже больше ценилась чем его поэзия - возвышенно прекрасная и восхитительно неправильная форма иероглифов в комбинации с чистотой и теплотой содержания значительно повлияла на японское искусство.
Несмотря на свою признанность как поэта и каллиграфа, Рёкан однажды с иронией заметил что среди тех немногих вещей, которые он не любил были стихи от поэтов и каллиграфия от каллиграфов.
Но Рёкан практиковался в каллиграфии. Даже уходя просить милостыню, он чертил иероглифы пальцем в воздухе или на песке возле ног. С тех пор, как его каллиграфия стала высоко цениться, множество людей стали донимать его просьбами.

Я побрил голову, стал дзенским монахом,
И провел годы прокладывая свой Путь сквозь сплетения сорных трав.
Теперь все, что слышу от людей
"Напиши нам стихи! Напиши нам стихи!"

Когда Рёкан понял, что некоторые люди просят его каллиграфию для показа, игнорируя дзенское содержание, он стал отказывать им с извинениями. Это приводило к смешным ситуациям.

Однажды, богатый торговец, который жаждал получить каллиграфию Рёкана, сказал бесхитростному Рёкану, что известный художник посетит его дом. Он пригласил Рёкана для встречи с художником и когда Рёкан прибыл в дом торговца, он был препровожден в большую комнату специально приготовленную для работы художника: душистые, свеже смолотые чернила, набор кистей, пачки бумаги для каллиграфии. "Художник скоро прибудет" - сказал торговец, - "Пожалуйста, чувствуй себя свободно, ты можешь использовать все материалы, пока он не придет". Как и рассчитывал торговец, Рёкан не смог удержаться и вскоре вся комната заполнилась его работами.
Когда Рёкан использовал все материалы, он думал, что торговец будет зол на него за это, и потихоньку улизнул из дома. А торговец получил что хотел. В другой подобной истории, Рёкан был оставлен в комнате со свеже-затянутыми бумагой дверьми. Рёкан написал на них стихи Канзана. Несмотря на то, что это не входило в планы дизайнеров, мастер был доволен, он снял бумагу с дверей и повесил на стены.
Рёкан обожал цветы, а у Ямады одного из его друзей, был сад с великолепными пионами. Ямада не позволял никому дотронуться до цветов, но однажды застал Рёкана, который не мог сдержаться , чтоб не собрать букет. Увидев в этом случай получить каллиграфию Рёкана, Ямада вскричал: "Даже если ты дзенский мастер, тебе не уйти отсюда так просто с этим!"
Ямада доставил смущенного Рёкана к деревенскому стражу порядка и запер в маленькой комнате. Затем сделал набросок Рёкана с пионами и сказал: "Слушай, Вор Цветов! Я отпущу тебя, если ты подпишешь этот набросок."
Рёкан написал:

Рёкан пойман
С поличным
Воруя цветы.
Теперь все
И всегда будут знать.