Начало
Мацуо Басё
Классика
Гербарий
Русские напевы
Собрания сочинений
Хайку из-за бугра
Гнездо сороки
Шкатулка
Измышления

Конкурс хайку
Ветка бамбука
Гостевая книга
Черная гостиная

Разное
Друзья-соседи
Ссылки

Архив рассылки

Литеросфера

[an error occurred while processing this directive]
Шкатулка

Елена ГОРБАЧЕВСКАЯ
"Нетрадиционный взгляд на теорию происхождения видов"

Наверное, каждый современный школьник знает, что человек произошел от обезьяны. Ну, и ни для кого не является также тайной и тот факт, что старина Чарльз первым это заприметил. Наверное, часто в зеркало любил смотреться. А что? На некоторые лица стоит только взглянуть, чтобы убедиться в верности теории происхождения видов.
Но в то же время у индейцев, папуасов и прочих народов, стоящих, так сказать, в непосредственной близости к живой природе, существовал целый ряд теорий прикладного характера, всяких там родовых тотемов и прочего, которые связывали появление человека, а конкретно – собственного родича, с самыми разнообразными представителями окружающей фауны. Что-то похожее мы видим и у представителей одной из самых древних цивилизаций – у китайцев, которые настаивают прямо таки на душевном родстве каждого человека с одним из двенадцати животных гороскопа. И, будь мы хоть трижды поклонниками теории Дарвина, тем не менее напяливаем совершенно не идущее нам красное платье в момент наступления года Огненной Лошади, напрочь пренебрегаем говядиной в год Быка, пялимся в предсказания, стараясь вычитать себе удачу, и совершаем еще множество глупостей.
А почему?
А потому, что, по-моему, не стоит просто так, из-за гениального прозрения одного-единственного английского джентльмена пренебрегать тысячелетним опытом целых культур. И где-то, в самой глубине души, мы это прекрасно знаем.
Вот мне и кажется, что настало время несколько пересмотреть теорию происхождения видов. В особенности в применении к лучшей половине человечества, появление на свет которой все-таки до сих пор не совсем ясно даже с традиционной, религиозной точки зрения. Посмотришь на некоторую барышню величиной с хороший самосвал и думаешь, как же такое можно было сотворить из одного-единственного ребра? А где же был тогда закон сохранения вещества? То-то и оно!
Вот автор и решила в данном труде обобщить некоторые свои наблюдения.
Разумеется, утверждать, что Дарвин был не прав напрочь, автор никогда не осмелится. По той простой причине, что существует огромное количество фактов, подтверждающих правоту старика. Ну, чем же еще, как не прямым родством с обезьяной можно объяснить множество женских «хочу»? Джинсы, как у Таньки с третьей парты, колечко, как у Маши из параллельной группы, автомобиль, как у Аделаиды Степановны из планового отдела, стиральную машинку, как у Марфы Петровны из соседнего подъезда?
Но в то же время нельзя обойти вниманием влияние других видов фауны на происхождение женщин.
Существует более чем расхожее утверждение, что все бабы – суки. Вот с принадлежности женщин к семейству псовых и начнем наш анализ.
Действительно, при взгляде на нашу сестру родство с собаками проглядывает наиболее часто. Но здесь существует строгое подразделение: собаки и собственно суки.
Первые – преданы обожаемому муженьку, своему «хозяину», до последнего вздоха. В отличие от собак обычных, четвероногих, они сами будут его кормить. А также охранять, всячески ублажать, ни на секунду не задумываясь о том, достоин ли он этого. Любят, что тут уж поделаешь! И ради этой любви приносят всю свою жизнь на алтарь служения Единственному и Неповторимому. Преданно, по-собачьи смотрят в глаза, зализывают его душевные раны и порвать готовы всякого, кто просто посмотрит на Него, удивительного и необыкновенного, без достаточной доли обожания. Ну, а если собственный Уникальный когда в сердцах и ногой пнет, то тоже ничего страшного – на то он и хозяин!
Честно говоря, такие женщины – не очень частое явление. Были бы мужики поумнее, давно занесли бы их в Красную Книгу и берегли бы, как зеницу ока, но что же тут поделаешь!
Что касается второй категории женщин-собак, а именно собственно сук, то тут особо расписывать нечего. Вряд ли найдется хоть один представитель рода человеческого, которому подобное существо ни разу не встретилось на жизненном пути. Порой встречаются такие экземпляры, что хочется просто родословную составить, по всем правилам элитного собачьего питомника.
При этом следует отметить тот факт, что даже небольшое прегрешение со стороны представительницы совсем другой видовой категории автоматически относит ее к рассматриваемой породе. Казалось бы, по законам всемирной симметрии аналогичные поступки представителей т.н. «сильного» пола должны приводить к тому, что совершившие их автоматически будут отнесены к категории кобелей. Отнюдь! В отношении мужчины понятие «кобель» трактуется совершенно однозначно и зачастую довольно лестно для самого трактуемого, а вот в качестве аналогии фигурирует формулировка «сукин сын». Дескать, не сам он во всех своих подлостях виноват, все это – проделки мамочки, а гены, мол, пальцем не размажешь!
Однако, если хорошенько разобраться именно с точки зрения вульгарной биологии, то кем, интересно говоря, может быть сын суки, если не кобелем? Бабочкой «Павлиний глаз»? Впрочем, анализ происхождения видов мужчин автор позволит отложить себе до какого-нибудь следующего, столь же фундаментального труда. А пока следует подвести один небольшой итог и закончить рассмотрение семейства псовых среди женщин. Только в этой категории существует строгая и однозначная корелляция между двумя вышеуказанными типами и рассмотренными ранее* женскими категориями: дур и стерв. Практически современной прикладной наукой еще не было зарегистрировано отклонений в соответствии вида собак – категории дур и вида сук – категории стерв!
Если продолжать наш анализ далее, то наибольшее количество соответствий выявляется между типами женщин и домашними животными. Возможно когда-то, в древние времена, первобытными женщинами были одомашнены именно родственные животные, в то же время вполне вероятна обратная ситуация: некое метафизическое влияние, которое в течение тысячелетий оказывали животные на своих хозяек, привело к существующей ныне типологии. Что уж было причиной, что следствием – пока неизвестно, и автор не сомневается, что этот вопрос претерпит в дальнейшем более подробное изучение. А пока рассмотрим наиболее часто встречающиеся категории домашних животных среди женщин.
«Нет ничего красивее корабля под всеми парусами, лошади на галопе и женщины в танце!» - так или очень похоже сказал какой-то поэт (поскольку данная цитата не является строго научным высказыванием, автор позволяет себе не очень точную формулировку). Ну, насчет парусника – никто не спорит, а вот о женщинах-лошадях как раз и порассуждаем.
Стоит ли говорить, что для использования в качестве жены данный тип женщины – один из самых удобных и по функциональности может сравниться разве что с собакой. Жена-лошадь буквально с первых дней впрягается в семейную повозку и тащит ее по жизни, сколько бы та не весила. Мужья, дети, престарелые родственники и незамужние сестрицы, домашние животные и дачные участки – все это и многое другое способна вытянуть она на себе. Да еще и работать умудряется, и подрабатывать ради лишней копейки. И все это – тихо, молча, безропотно. Знай себе мотает гривой да мух отгоняет. Так что муж-возница может полеживать себе спокойно на мягком верху груженого возка и считать ворон. Ну, изредка кнутом огреть или на худой случай прикрикнуть: «Н-но, пошла, родимая!» - чтобы лошадка не заснула, так сказать, на ходу. А так - проблем с ней никаких. Есть овес – хорошо, а так и сенца похрумкать может, не возмущаясь. А когда нагрузят совсем уж непереносимую тяжесть, то тетя лошадь скорей уж жилы себе порвет, чем сдастся. Пока добрый возница не загонит ее насмерть.
Но здесь, в отличие от обычной лошади, никого пристреливать не надо. Возница легко и непринужденно спрыгнет с возка и найдет себе другую тягловую силу, помоложе и поздоровее, а эту милостиво оставит подыхать там, где упала.
А вообще-то жена-лошадь – явление многофункциональное. Надо, например, перед друзьями покрасоваться – она и это сможет! Только вымыть ее, гриву расчесать, заплести в косички с цветочками и бантиками, сбрую новую, кожаную надеть – смотришь, не старая кляча, а просто красавица!
Впрочем, бывают и такие мужья, которые предпочитают лишь периодически гарцевать на своих женушках-лошадушках, а все остальное время всячески холят их и лелеют, но это – скорее исключение, нежели правило.
Существует мнение, что тощая корова – еще не газель. Автор выражает полнейшее согласие с этой аксиомой, позволяя себе внести небольшое дополнение, касающееся обратного утверждения. То есть милая, изящная газель со стройными ножками шоколадными глазами может со временем (как правило, после рождения потомства) превратиться в самую банальную луговую буренку. Она только тупо пережевывает пищу, вскармливает детеныша да смотрит сериалы. Старые вещи, в которых еще совсем недавно она была просто красавицей, на нее не налезают, а то, что она покупает себе сейчас, так и не привыкнув к своей новой весовой категории, выглядит и в самом деле, как на корове седло. Впрочем, это ее не слишком сильно занимает. Она сморит на окружающую действительность бессмысленным и безмятежным взглядом, а на вопрос мужа типа «Дорогая, что ты думаешь о поэзии японского хокку серебряного века?» отвечает что-то совершенно нечленораздельное, но сильно напоминающее традиционное «Му-у-у!».
«Ах, до чего же она миленькая! – восклицает порой мужчина о своей возлюбленной. – Щечки кругленькие, розовенькие, носик – пуговкой. Ну вылитый поросеночек!» А вот подумать о том, в кого по законам природы-матушки со временем превратится даже самый обаятельный поросенок, мозгов не хватает. А потом еще и удивляется, как это получилось вдруг, что рядом с ним, таким умным, красивым и замечательным, имеет место быть самая настоящая свинья. Фигура такая, что талии нет вообще. Как, впрочем, и шеи. Когда-то просто пухлые, щечки разрослись так, что нижней своей частью лежат на плечах, а верхней закрывают глаза настолько, что бедный муж даже вспомнить не может, какого цвета они были когда-то. Лежа перед телевизором, трескает все, что под руку попадется, воспринимая все вопросы о чистых рубашках и тарелках как личное оскорбление. В общем, живет мужик, как в хлеву. А когда такой вот бедолага просыпается ночью от заливистого храпа своей дражайшей половины, он спросонок порой и сообразить не может, что же его разбудило: звуки человеческого организма или самое настоящее свиное хрюканье.
Что тут можно сказать? Как говорят украинцы, «бачилы вочы, що куповалы…».
Чтобы закончить тему крупных млекопитающих среди женщин, на некоторое время отвлечемся от домашних животных.
Среди женщин встречаются также бегемотихи, которых можно рассматривать как крайний случай деградации свиньи, и слонихи. Последние частенько встречались автору лично в студенческие годы. Они буквально курса со второго одевали на себя «беременные» сарафанчики и щеголяли в них всю сессию напролет. А в новом семестре большинство преподавателей сменялось, поэтому мало кто из них задавал себе вопрос, почему же эта очаровательная девушка готовится стать матерью уже третий год, переплюнув даже слоних, у которых беременность длится два года?
Что ж, возвращаемся на наш скотный двор.
Бывает, конечно, и так, что мужчина выбирает себе в спутницы жизни очаровательную стройную козочку. И получает по полной программе почти как тот его собрат, польстившийся на газель.
Нет, женщина-коза никогда не толстеет, совершенно не утруждая себя диетами. Она может кушать все, что ей вздумается, оставаясь в том же весе, что и раньше. Но годы берут свое, и горная козочка постепенно превращается в старую козу. Или козу безрогую, кому как нравится. Смотрит такая на своего избранника дурными глазами, и никогда в жизни не догадаешься, что выкинет в следующий момент: подойдет приласкаться, попросить, чтобы почесали между рожек, или теми же самыми рожками врежет ни с того, ни с сего по самое не могу!
При этом, невзирая на возраст, она продолжает скакать, как в юности. Сегодня она до умопомраченья увлечена филателией, завтра – разведением кактусов, а послезавтра не может помыслить свое существование без изучения философских концепций даосизма.
Но зато с женой-козой не соскучишься, это уж точно. Нужно только направлять ее неугомонную энергию в нужное русло. Так сказать, найти для козы упряжку.
Какие ассоциации возникают у стороннего наблюдателя со словом «овца»? Что-то доброе, чистое, светлое. А также белое и пушистое. Такая она и есть, женщина-овца, пока рот не откроет. Потому как ничего, кроме традиционного «Бе-е-е!» произнести все равно не сможет.
И, наконец, какой же традиционный деревенский дом обходился без кошки? Среди женщин они также представлены довольно широко, причем имеют целых три подвида, даже больше, чем собаки. На взгляд автора, можно выделить кисонек, пантер и кошек драных.
Киска, кисонька, кисуля… Губки бантиком, глазки кругленькие, ресницы до бровей – не девушка, а мечта! Ежели кто желает посмотреть на, как говорится, типичных представительниц этого вида, то достаточно открыть любой журнал. Разумеется, тот, который предназначен для широкой публики, причем безразлично, для мужской или для женской аудитории, потому как «Тара и упаковка», «Удобрения и пестициды» и т.п. ставят перед собой несколько иные задачи.
При надлежащем уходе и уровне комфорта из кисоньки получается вполне удобоваримая жена, а уж любовница – выше всяких похвал. Единственное, о чем стоит помнить мужчине, решившему завести кисоньку, так это о правилах ее содержания. Они не очень сложны и заключаются главным образом в том, что все, что предоставляется киске, должно быть самым лучшим, самым дорогим, самым модным и прочим самым. При этом мужчине следует помнить, что если он хочет, чтобы женщина хоть что-то делала по дому или, Боже упаси, надрывалась на какой-нибудь работе, то ему следует обзавестись другим, менее прихотливым животным. Потому как милая кисонька умеет не только мурлыкать, но и выпускать коготки, шипеть, а в особых случаях обиды на хозяина – и тихонько подгадить. И уж ни в коем случае не пытаться выяснить, что у киски на уме. Этой страшной тайны она не откроет никогда и никому, возможно даже и самой себе.
Нечто совершенно противоположное представляет собой пантера. При всей красоте и грации, врожденно присущей кошачьим, она отличается сильным и независимым характером. Если уж что не по ней, ни за что не будет тихонько писать в любимые тапочки хозяина, а так махнет когтистой лапой, что мало не покажется. Сильная, гордая, независимая и при этом – вызывающе красивая, она будет терпеть рядом с собой только того, кто ее достоин. Так что охотнику за пантерами следует раз и навсегда забыть о возможности поваляться на диване в обществе пакета чипсов, бутылки пива и газеты. Ее избранник должен быть Сверкающим Идеалом без единого темного пятнышка. В этом как раз проявляется ее кошачья натура: в стремлении обладать всем самым-самым лучшим. И никакие отговорки типа «мой начальник – козел, и поэтому я не получил премии» ситуацию не спасут, а ссылки на плохую наследственность в оправдание начинающегося животика просто не будут услышаны. Неудачникам, а тем более непризнанным гениям возле пантеры не место, они могут любоваться ею только издали.
Что касается кошек драных, то это – представительницы двух первых категорий, только с неудавшейся личной жизнью. Приносят котят от кого попало, потом понятия не имеют, что с ними делать дальше. День-деньской шныряют в поисках пропитания для себя и потомства, да так и остаются голодными. Непрезентабельные, взъерошенные, несчастные, с затравленным взглядом, они служат немым укором и постоянным предупреждением своим более счастливым сестрам по виду. Чтобы те, так сказать, не расслаблялись и не теряли форму, а то тоже запросто могут оказаться на помойке.
Ну, самым логичным было бы перейти от кошек к мышкам, а также крысам, хомячкам и прочим представителям отряда грызунов.
Вообще-то говоря, автор и сама не очень-то способна отличить мышей от крыс. Говорят, загнанные в угол крысы в состоянии прыгнуть на обидчика, а мыши – нет. Но, если честно признаться, у автора не было никакого желания проверять это эмпирическое утверждение на собственном опыте.
А в применении к женщинам эти различия и вовсе не имеют решающего значения. Основным отличительным признаком этой категории являются защечные мешки, в которые тащится все, что ни попадя: домашние консервы и соления, старые вещи, обременительные, но нужные знакомые, надоедливые родственники. При этом мышь или крыса целый день занята: все время суетится, перекладывая что-то с места на место, крутится, как белка в колесе. Все лето копошится на даче, консервирует компоты и салаты, а потом всю зиму пытается запихнуть эту дребедень в своих домашних. Тут уж не до всякой ерунды! Ей совершенно некогда думать о каких-то глупостях типа поэзии. Она – человек практичный до мозга костей.
Помнится, у Лицедеев был такой персонаж: из одной мизансцены в другую переходила чересчур энергичная бабка с двумя авоськами, в которых лежали бутылки из-под пива. И, что бы ни происходила на сцене, бабку интересовали только бутылки. Вот это – настоящая крыса!
А что касается внешности, то такие женщины, как правило, серенькие и незаметные, поскольку им совершенно некогда заниматься такой ерундой, как косметика и одежда. Парикмахерскую они считают излишеством, и если уж и выбираются туда раз в полгода, то прическу делают себе самую что ни на есть серьезную: дешевую стрижку с химической завивкой, желательно немного пережженной.
Довольно близко к ним стоят женщины-выхухоли. Только, в отличие от домашних грызунов, эти отличаются совсем уж неординарной внешностью: редкостной облезлостью, страшноватостью и дичайшей безвкусицей в одежде и прическе. Как показывает личный опыт автора, наиболее часто такие женщины встречаются среди школьных учителей.
«Птичка моя!» Сколько мужчин произносит это в адрес своей избранницы! А ведь оглянуться не успевают, как вместо волшебной синей птицы или стремительного журавля у них в руках оказывается синица. И это - в лучшем случае. Зачастую небесное создание совершенно незаметно превращается в самую обычную курицу, квочку, которая норовит запихать себе под крылья не только стремительно вырастающих отпрысков, но и самого муженька: «Милый, это не ешь, у тебя язва! Ну какая сауна! У тебя же давление! Не ходи пешком, у тебя же плоскостопие!» Свободное время она проводит исключительно на насесте с такими же квочками, в качестве которого наиболее часто выступает лавочка возле подъезда, и по любому поводу, порой даже без оного, принимается истово квохтать. Все, что хоть как-то выходит за рамки привычного существования, начиная с изменения расписания работы ближайшей булочной и заканчивая появлением девушки у почти тридцатилетнего сына, доводит ее буквально до истерики, выражаясь в оглушительном кудахтаньи.
Довольно близко к этой категории стоят женщины-вороны. Только, в отличие от первых, они никого опекать никогда и не собирались, но вот оглушительно каркать готовы по каждой мало-мальской причине. «Я же тебе говорила! Я так и знала, что этим все кончится!» и так далее и тому подобное.
Не менее часто в адрес любимых из мужских уст раздается «Рыбка моя!»
Во-первых, если вспомнить известную притчу и выстроить смысловой ряд рыбка-рыба-щука-зубы-собака, то мы автоматически переходим к рассмотренному выше пункту 2 настоящего труда.
Ну, а во-вторых в женщине-рыбе есть масса достоинств. И, прошу заметить, не только кулинарных. Только их надо получше рассмотреть.
Конечно, можно сказать, что она безразлична ко всему, просто спит на ходу, да к тому же еще и фригидна. А если посмотреть с другой стороны, то выяснится, что такая женщина спокойна, выдержана и никогда не впадает в истерику. Тут уж дело вкуса!
Немало женщин также и среди пресмыкающихся. Но тут тоже есть свои особенности.
Например, буквально с первого взгляда на некоторые женские лица очевидно родство с крокодилами. Тут даже комментировать нечего. С возрастом у многих женщин проявляется сходство с черепахами. Сидит этакая леди лет 60-70, огромные очки, самоуверенный голос, морщинистая шея… Вот, думаешь, был бы рядом хоть завалящий львенок, точно бы песню запела!
Зато сходство со змеями у многих женщин носит скорее внутренний характер. Как правило, змеей оказывается не жена, а теща. Еще чаще – свекровь. Кстати говоря, в этом случае отношения носят достаточно симметричный характер, поскольку с точки зрения свекрови неприятным пресмыкающимся является именно невестка, гадина, которую пригрел на своей хилой груди глупенький сыночек. В любом случае, что бы там ни говорили китайцы об этом ползучем олицетворении мудрости, с нашей точки зрения змея – существо мерзкое и отвратительное, ядовитое и опасное. И ни одна женщина в здравом уме и трезвой памяти не станет отождествлять себя с ней.
Достаточно большое количество женщин принадлежит также и к классу насекомых. Сколько восторженных мужских взоров приковывает к себе великолепная бабочка или изящная, стремительная стрекоза! И ведь невдомек им, мужчинам, что буквально через несколько лет после замужества начнутся метаморфозы, столь свойственные всем насекомым. И будут они локти кусать, когда одна из них станет назойливой мухой, а вторая – безжалостной осой!
Разумеется, данный труд не претендует на полноту изложения рассматриваемого вопроса. Среди женщин встречаются самые разнообразные животные: носороги и жирафы, лисицы медведицы, даже ежики. В представленном труде были рассмотрены лишь наиболее типичные, часто встречающиеся виды. Другие же имеют узкий ареал обитания либо вообще встречаются спорадически и в настоящее время еще слабо изучены. В силу этого автор настоятельно рекомендует всем, кто хочет узнать побольше о жизни женщин, как можно чаще смотреть телепередачу «В мире животных».

8.03.2002 г.
© Елена ГОРБАЧЕВСКАЯ