Начало
Мацуо Басё
Классика
Гербарий
Русские напевы
Собрания сочинений
Хайку из-за бугра
Гнездо сороки
Шкатулка
Измышления

Конкурс хайку
Ветка бамбука
Гостевая книга
Черная гостиная

Разное
Друзья-соседи
Ссылки

Архив рассылки

Литеросфера

[an error occurred while processing this directive]
Шкатулка

Михаил Якушев
"Размышления на незаданную тему"

Мечта и Реальность…

И мечта, воплотившись во что-то…


I

Иногда меня посещает странное чувство – как будто я еду в поезде, а за окном пролетают люди. Совершенно разные, со своими характерами, со своей жизнью. И начинает казаться, что навсегда упускаешь нечто важное, ту самую встречу, ради которой и трясешься в этом вагоне. Но поезд неумолимо катится вперед, и только во снах приходят настоящие друзья, с которыми так и не встретился, женщины, способные разделить с тобой любовь, но оставшиеся где-то вдали за темным окном.
Я возвращаюсь домой и брожу по городу. Вокруг меня мелькают сотни и тысячи людей и можно остановиться, подойти к любому человеку, показавшемуся интересным, заговорить. Но каждого из нас собственный поезд жизни катит по невидимым рельсам к неведомой цели, и только изредка успеваешь проводить взглядом женщину, которою, может быть, ждал всю жизнь и сейчас упустил свой единственный шанс стать счастливым.

II

Когда на мониторе открывается окно привычного браузера, когда Outlook начинает проверку почтовых ящиков, когда ромашка окрашивается умиротворенным зеленым цветом, я погружаюсь в иной мир, живущий по законам, порожденным законами реальности, но изменившимися вдруг до неузнаваемости. В мир, открывший закон высшей справедливости – творить себя и изменяться по своему желанию. 
Я чувствую себя Ихтиандром, бежавшим из мира живых людей в таинственные глубины безбрежного океана. Они наполнены смыслом и жизнью, и именно этим отличаются от суеты на берегу. 
Как ловец жемчуга окидывает взором сотни и вскрывает десятки раковин в поисках чудесной жемчужины, так и я в этом своем мире прохожу мимо огромного числа людей ищущих знакомства, любопытных или просто дающих возможность всем желающим полюбоваться своей красотой. И иногда, в предчувствии необычного, я пишу несколько строк. Случается, мне отвечают. Раковина открывается, но что в ней – пока не ясно. Проходит время, и среди груды пустышек и подделок находишь свою жемчужину. А может быть, это она находит тебя. И возникает страх потери.
Тысячелетиями человек наполнял свой реальный мир духами и феями. Он беседовал с ними, поверял им свои тайны и желания. И кажется мне, что сегодня эти феи и духи переселились в виртуальный мир Сети. Они затевают волшебные игры в любовь без ненависти, в дружбу без предательства. Игры, в которых правила столь же зыбки и нереальны, как и партнеры. Каждый может найти в этой игре все, что он ищет. Получить отклик на свои самые замысловатые фантазии. И в любой момент исчезнуть, раствориться или принять совершенно другое обличие.

III

Страх потерять найденную жемчужину толкает на попытку оживить свою фею, воплотить свои фантазии в реальном мире. И, если встреча невозможна, хотя бы просто услышать голос, почувствовать интонации. 
Именно здесь и кроется самая страшная ловушка. Изъятая из воды жемчужина может оказаться разительно непохожей на ту, которую с таким удовольствием лелеял в полумраке глубин. Она может быть даже прекрасней той, воображаемой, но… Она другая, настоящая. Со своими переливами настроений и желаний. Это и манит, и пугает одновременно. Достанет ли сил перенести свою любовь с загадочной феи на реальную Женщину? И согласится ли фея, обернувшись женщиной, полюбить тебя?
Проверить можно, только рискнув потерять все. А что будет дальше с новыми Пигмалионом и Галатеей - не знает никто.

Зачем?

“Весь мир – Театр, - Шекспир сказал, -
А люди в нем – актеры…”

I

С моей (и не только) точки зрения, в виртуальном мире “все не так”. Но что же именно не так? Прежде всего, в нем нет необходимости во лжи и недосказанности… Именно этим, мне кажется, он и интересен. Ведь вероятность личной встречи общающихся людей близка к нулю, если не предпринимать какие-нибудь специальные шаги на эту тему…
В Сети – как раньше в купейном вагоне на дальних перегонах – можно говорить случайному попутчику все, что думаешь. Честно. Люди пользовались случаем высказать свое самое-самое. То, что не доверишь никому из знакомых и близких… Просто для того, чтобы снять стресс. Как в пустой колодец. Есть такая сказка, в которой человеку было необходимо время от времени искать пустой колодец и выкрикивать в него свою тайну. Иначе он мог выдать ее – настолько распирало его изнутри.
Сейчас предпочитают самолет. Да и в поезде больше пьют, чем общаются… И, как результат, – лихорадочные поиски телефона службы доверия, случайные связи... Или преждевременный инфаркт.
Слава Сети! Мы получили возможность кинуться в поисках приключений в Море IP. Мы можем искать собеседника без страха потерять его навсегда, сойдя на следующей станции. Встречи и расставания могут планироваться… Мы становимся СВОБОДНЫ в своих мыслях и чувствах, ибо при жизни можем пожить и в ДРУГОМ МИРЕ, пусть виртуальном, но мире…

II

Безусловно, это только моя точка зрения, и многие ищут другого. И все-таки, привлекает возможность быть самим собой. Даже если, совсем не таким, как в обычной жизни! Можно быть любым, разным. Но, прежде всего, искренним и честным. Как актер. Ведь и Героя и Негодяя необходимо найти в СЕБЕ, вырастить это отношение к миру, выплеснуть его на зрителя… И тогда скажут: “Гениально сыграно…” А Актер не играл. Он ЖИЛ. И умирал. И воскресал. Каждый день. До самого ухода.
Гул затих, я вышел на подмостки…
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в последнем отголоске -
Что случится на моем веку…
От века профессия актера самая желаемая. Но только избранные могут выйти на сцену, вывернуть себя наизнанку и показать всем – смотрите – это Я.
А мы – сходим с ума. Пьем горькую. Бьем женщин. Играем в казино. Воюем… 
Или идем в ДРУГОЙ МИР. На поиски себя. Может быть, это страшно…

Война…

Все то, что я искал, к чему всю жизнь стремился,
Посредством смерти я, в конце концов, добился.
Я умер на войне, и приобрел свой дом…
И ни война, ни смерть меня не тронут в нем!

I

Наша морская бригада защищала подступы к Ленинграду. Наверное, это слишком громко сказано. На самом деле, просто каждый делал все, что мог. И даже больше. Только Балтийский Матрос, ведущий свой род еще от тех моряков, которые ходили с Петром в Голландию и там, из простых мужиков, становились шкиперами, только он может понять, что мы чувствовали. Мы выполнили приказ. Мы бросили свои корабли беззащитными и ушли. Ушли защищать и корабли, и Город. Город, прекрасней и дороже которого нет нигде.
Немецкие солдаты были сильны, прежде всего, своей дисциплиной. Они тоже получили приказ. Приказ – взять Ленинград штурмом с марша и сровнять с землей. Как могла остановить наступление этих бронетанковых чудовищ немногочисленная армия моряков-пехотинцев? Мы не очень уверенно воевали в непривычных для нас условиях, но мы защищали Город. И это было самое важное. Важнее жизни каждого из нас, важнее всех наших жизней вместе взятых…
Мы сделали невозможное. Мы остановили штурм. Наступление захлебнулось. Мы спасли Город. Это было счастье. То ощущение счастья, без которого немыслимо было выжить в этом аду. В любом кошмаре человек сумеет найти свои радости. Или он погибнет. Ибо так устроен мир.
Но вдруг все рухнуло. Немцы взяли Шлиссельбург. Кольцо замкнулось. Все оказалось напрасным – Город должен был погибнуть.
Не до устава мне было, когда я ворвался к командиру бригады с известием, что Шлиссельбург пал. Я, как ребенок, верил, что Командир обязательно что-нибудь придумает. Без веры не может жить человек. У нас отняли Бога, но дали взамен командиров и комиссаров. Мы верили им. Они обязаны были уметь творить чудеса. Я пришел за помощью к Всевышнему.
В ответ я услышал: “Расстрелять паникера!”. И братишки, с которыми мы… Я заплакал. Не себя мне было жаль, но Город. Меня вывели из блиндажа и, без картинного “Готовьсь! Целься! Пли!”, просто выстрелили в затылок…

II

Танк надвигался на меня, лязгая и рыча. В нем было столько неумолимости и силы… А я был безоружен. Потому, что человек всегда безоружен против танка. Но он может его победить. Была бы граната… Гранат не было, но была бутылка. За хрупким стеклом в ней пряталось пламя. И если удачно попасть в двигатель, то… Я верил, что смогу. Достал бутылку, машинально прикинул на вес… Почему-то вспомнил детство… Я не знаю, что это было. Может быть шальная пуля. Бутылка вдруг взорвалась в руке. Пламя хлынуло по правой руке на голову… Как? Не знаю, не видел… Безумная боль, попытка сбросить с себя горящую кожу… И пустота.
Я почти не заметил, как пришел в сознание. Было темно и больно… Но боль как-то притупилась и пульсировала. Я попробовал пошевелиться. Правую руку тут же пронзило с новой силой… Я услышал, что не один. Знакомый голос бормотал: “Немец, трус…”.
— Боцман, ты? – скорее промычал, чем сказал я.
— А… Жив, братишка… Ребята под танки пошли… Я был четвертым… Немец – трус… Попятился от меня… Хотел догнать, тут меня и зацепило… Совсем ног не чую… А здесь больше никого… Дерутся…
Вдруг послышалась немецкая речь. Неужели все? Плен… Шорох и прикосновение к здоровой руке. Что это? Бутылка? И тут я начал понимать… Легко сказать “Лучше смерть!”. Это, смотря какая смерть… Я только что горел… И опять… Сам…
— Пусть только сунуться, – проскрипел боцман.
Ага, за компанию значит… С фашистами… Ну, гниды, по такому случаю… Сдохните!
Я не помню, кто первый начал Песню. Наверное, боцман. Я… Нет, я не подхватил ее губами, не мог… Но в голове и в сердце все отчетливей стучало:
Наверх вы, товарищи, все по местам,
Последний парад наступает.
Врагу не сдается наш гордый “Варяг”,
Пощады никто не желает…

III

Я родился через двадцать лет после Победы. Никогда не принимал участия в боевых. Я прожил эти два эпизода на сцене, и они отпечатались во мне на всю жизнь. Как часто мы не замечаем эпизодических ролей!
Тогда мне было двадцать. Как и мальчишкам, которые по-настоящему горели заживо, отдавали все за любимый Город. За Родину, которой у нас сейчас нет. Можно ли жить, если не за что умереть? Мне скажут – семья. Наверное, они правы…
Но люди потеряли корни. Они уезжают и колесят по свету, как перекати-поле. Хорошо там, где нас нет… И никогда не будет.

Армия…

А мне бы узнать с чего начать,
Часы по вискам стучат, стучат…
И кажется мне порой, что вокруг
Не люди, а звери.
И каждую ночь больные сны,
Все время зима, и нет весны,
И нет никого, по кому тосковать,
И некому верить…

“Я, … Гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных Сил СССР принимаю Присягу и торжественно клянусь…”
Советского Союза, на верность которому я присягал когда-то, уже нет. Больше моя верность не нужна и поэтому текста новой Присяги я не знаю. Да особо и не стремлюсь узнать.
Но Вооруженные Силы остались. У каждого из государств, объединенных странным словом “СНГ” – свои. Разные, но такие похожие… Похожие на своего почтенного предка – Вооруженные Силы Советского Союза. Непобедимую Армию, всегда готовую строго наказать любого агрессора. Как в Афганистане…
Так же, как и пятнадцать лет назад (когда мне было восемнадцать), дважды в год военкоматы отлавливают пацанов, достигших “призывного возраста” и отправляют исполнять “почетную обязанность”. Зачем? Говорят, что “так надо”. Кому надо? “Положено!” Что положено? И куда?
Стоп! Не надо меня обвинять в негативном отношении к “нашей доблестной” и т.д. В данный момент оно – равнодушное, почти благодарное… Просто я предлагаю служившим срочную вспомнить свой опыт. А прошедшим эту “школу жизни” заочно, поразмышлять вместе со мной. И попытаться ответить самому себе… Нет, я не стану задавать вопросов. Сами задайте, и сами ответьте. Честно. Если сможете…
Армия – двуликий Янус. Порядок и дисциплина. Жестокость и борьба за выживание. Боль безысходности. Сильный давит слабого. Командир всегда прав. “Разговорчики в строю!”. “Делай – Раз…”. “В ногу бегом – Марш!”. “Песню запевай!”. “Отставить!”. “Кругом! На исходную…”. Два года, каждый день…
Мощный психологический прессинг для переработки гражданского “сырья” в боевую единицу. В солдата. Готового убивать и быть убитым… На глазах мальчишки становились Мужчинами. В большинстве своем, с травмированной психикой. У кого-то эти травмы затягивались быстро, оставался только легкий шрам. Почти незаметный, но всегда готовый проявиться. У кого-то рана кровоточила годами. Может быть, всю жизнь… Кто-то погибал. Если телом – страшное испытание для родителей. Если душой – получался Идеальный Солдат. Зомби. И он оставался в Армии навсегда. Армия – его отец и мать, семья и дом родной… Естественный отбор. По Дарвину.
II
“Даже самая большая неприятность не может длиться вечно…”. Живые покидали Армию, возвращались домой, и постепенно вновь становились нормальными гражданскими людьми…
Но армейское прошлое дает о себе знать… То под случайным окриком ты невольно по стойке “смирно” вытянешься, то у самого в голосе сержантские нотки зазвенят… И в воспитательных целях к ребенку порой непроизвольно применяешь не заповеди Януша Корчака, а въевшиеся в спинной мозг приемы зам. ком. взвода…
Понаблюдайте за мужиками. Как часто за столом под водочку, а иногда и просто так, всплывает тема былой службы! И 23 февраля – это Наш праздник… Почему два или три года, проведенные в Вооруженных Силах, запоминаются на десятилетия? Почему именно армейский опыт иной раз является определяющим при совершении Поступков?
Пусть каждый, имеющий сына, призадумается. Пусть сам задаст все вопросы о Своем отношении к Армии. И пусть ответит на них себе. И сыну. Если ничего не изменится под Луной, будет и этому мальчонке восемнадцать. Будет и его разыскивать бумажка с печатью районного военкомата. С приказом явиться в добровольно-принудительном порядке в указанный час в указанное место. Для указанных целей. Может быть, навсегда…
Время от времени мне снится сон. Как будто я пошел на срочную по второму кругу. По полной программе… Я просыпаюсь и не могу ответить – считать этот сон кошмаром или нет? Прошло больше десяти лет, а я так и не знаю…

Творение…

Вот человек рождается на свет,
Рождается еще одна мечта…

I

— Ты знаешь, у нас будет ребенок… – от века подобными словами женщины сообщают о свершении великого таинства – зарождении Новой Жизни.
И Женщина становится Матерью. Пока – будущей, ей еще предстоят долгие месяцы тяжелого труда. Незаметного и зачастую, неблагодарного. Выносить ребенка. Подготовить его… пока не к самостоятельной жизни, а к Появлению перед Миром. На любовь и хулу. Но до этого еще далеко… А пока день изо дня Женщина носит в себе крошечное создание, часть ее самой. И постепенно крошка начинает вести Свою жизнь. Начинает толчками выражать перемены настроения. Женщина постепенно привыкает к этому раздвоению – часть тебя, но сама по себе. Мать разговаривает со своим будущим ребенком, делится с ним всем, что сама видит во внешнем мире. Красоту и уродство, нежность и злобу… Ребенок еще не родился, но уже познает свое будущее окружение… Какое оно? И каким появится здесь новый Человек?
Все предопределено… Через положенное время ребенок выходит во Внешний Космос. Иногда забирая жизнь матери, иногда – погибая сам…
Первый крик ребенка оповещает Мир о желании начать Свою жизнь. Независимую. До исполнения этого желания пройдут годы, но оно обязательно должно исполниться. Ибо и это предопределено. А пока – радость от подрастающего малыша, его первых слов, первых удачных фраз. Вот он пошел. Покатился на велосипеде. Вскарабкался на дерево… Растет. И постепенно уходит. В Свою жизнь… И ощущение раздвоения охватывает с новой силой. Как же так? Ребенок, рожденный и вскормленный Мной, уходит к другим – к друзьям, к педагогам… И окончательный разрыв – “кроха” заводит Свою Семью! Круг замыкается…

II

Живет человек. Растет, учится, работает. И неожиданно осознает в себе Нечто. Под его влиянием он пишет стихи, рисует, сочиняет музыку. Сначала – просто из любопытства. Интересно. Новые ощущения, открытие нового мира… Потом привыкает, находит свое призвание и начинает ощущать себя Творцом, почти Богом. 
Он начинает понимать, что живет только тогда, когда Творит. Как наркоман, вынужденный с четкой периодичностью искать себе “дозу”, так и он должен найти мысль, образ, цвет и, как мать выращивает в себе ребенка, вырастить Произведение. Трепетно, боясь спугнуть, человек заглядывает в себя, проверяет – как оно там, его дитя? Что его беспокоит, что радует? Каких впечатлений ему не хватает? Ждет. 
Приходит срок. Роды. Мучительный процесс. Как в словах, красках или нотах воплотить те образы и чувства, которые не дают спокойно жить, съедают изнутри, рвутся наружу?! Они – свои, родные, их нельзя просто так пустить в большой и страшный мир. Не скованные броней гармонии, они погибнут, как гибнет брошенный ребенок.
Иногда все происходит на одном дыхании, иногда – затягивается на годы… Случается, Творец гибнет под непосильным бременем. Чаще – гибнет Творение. Но если произошло, и Произведение создано, готово к самостоятельной жизни под равнодушными взглядами окружающих, Творец испытывает сладкую, радостную опустошенность, как мать, впервые протягивающая ребенка отцу…
Проходит время. Иногда – мгновение. И человек заболевает вновь. Заболевает новой идеей, новым Творением. И все возвращается на круги своя…

III

Давно известна притча о талантах, зарытых в землю. Каждому при рождении дается Дар, Божественная искра. Часто – не одна. И люди, растерявшие их – нередко не по своей вине – с явной или скрытой завистью смотрят на одаренных. И кресту Христову кто-то завидовал. Точнее, не кресту, а славе, которая за этим воспоследовала. Добровольно повисеть и воскреснуть охотников не нашлось…
Божественная искра. Сидит в человеке, жжет его, заставляет совершать поступки, благодаря которым он с легкостью может прослыть сумасшедшим. В глазах правильных, зарывших свои таланты, ампутировавших Свой Дар. Без него – проще. Достаточно прислушиваться к голосу текущей морали и общественного мнения. И ты – всегда прав. Ибо на твоей стороне – большинство. А то, что время от времени дорогу освещает вырванное из груди сердце – так ведь сам напросился, никто же за язык не тянул!
Благо одаренному подобной смертью! Он состоялся! А как жить другим, идущим в тесной толпе под постоянные призывы поддерживать равнение? У них другой дар – жить, принося людям радость и свет. Но не нужно это окружающим. Лишь бы мораль соблюдалась (другими), да в кошеле звенело (своем) – проживем как-нибудь! 
Бьется ласточка о стекло. За ним – прекрасный, волшебный, полный жизни мир. Видя его, невозможно остаться в тесной душной комнате! Хочется туда, на волю… Очень хочется жить. Но стекло…
Человек рожден творить. В нем бушует множество красочных, чудесных картин. Он должен поделиться ими с Миром! Должен воплотить свои способности в живой образ! Но… Окружающие от него требуют совершенно другого. Творить не запрещают, но говорят: “Сначала выполни всю работу, а потом уж… можешь и для себя…” Но не для себя же! И нельзя творить между делом, в обеденный перерыв! 
Можно бросить все – работу, друзей, хозяйство… Но ребенок! Самый родной и любимый! Можно ли пожертвовать Его даром? Или своим? Стекло… Замкнутый круг. Или – спираль?

IV

Мне бы очень хотелось сейчас написать, что я верю в Высшую Справедливость, в Божественное Провидение. И на самом деле я верю, но не знаю – что это такое. Не в силах я, человек, постичь Сверхразум, Сверхсправедливость, Сверхдоброту… Но одно знаю точно – каждый из нас должен донести свой крест до предписанного места. И каждый из избранных – повиснуть на нем под свист и насмешки толпы. И каждый из достойных – воскреснуть и остаться навсегда в памяти людской. Кто будет Избранным? Кто Достойным? Не нам судить. У каждого свой путь к Богу…

Эрос…

Тот век рассыпался как мел,
Который словом жить умел,
Что начиналось с буквы Л,
Заканчиваясь мягким знаком…

I

Я хотел бы немного поговорить на запретную для большинства людей неразумных тему… Об Эросе. Просто поговорить. Рассказать, что я думаю о Нем. И Вы вполне свободны в своем выборе – читать дальше, или остановиться и отправить этот текст в небытие… 
Я готов принять любое Ваше решение, признавая справедливость обоих. Ведь очень часто в жизни есть поступки, которые нам по силам, но мы не можем совершить их только из-за своей психологии. Точнее, того набора правил, которые наш разум привык считать верными. Привык, невзирая на то, что в человеке кроме разума есть и чувства. Ведь их так легко подавить! 
Но нежные и беззащитные чувства, тем не менее, хотят многого. В том числе – любви и взаимности. И не ради самих себя! Любовь просто ради любви романтична и прекрасна. Но быстро сгорает. Или сжигает своих избранных. Любовь должна быть активна. Должна давать результат.
“Какой результат?! А как же возвышенные чувства!” – воскликнете Вы. Да здесь же они. Никуда не пропали. Незаметно, но настойчиво они ведут нас к сотворению самого великого таинства.
Есть в жизни день и ночь, холод и зной, зима и лето… Инь и Ян, Мужчина и Женщина. Полярные состояния. Такие разные, прекрасные каждый по своему. И такие несовершенные! У каждого очень много недостатков при не меньшем числе достоинств. Они не могут друг без друга. Стремятся растворить свои недостатки в достоинствах другого. И возникает Весна. Или Осень, которую так любил Пушкин!
Вы скажете: “Все понятно! Сейчас он заговорит о детях, рожденных в любви!” К моему прискорбному сожалению, Вы ошибаетесь. Я не рассматриваю детей как цель, к которой нас ведут чувства. Ведь получаем-то мы наслаждение не от рождения ребенка, а от процесса его зачатия (зачастую при этом, стараясь всеми силами этого самого зачатия избежать).
Итак, Мужчина и Женщина находят друг друга, обретают интерес к другой персоне. Не обязательно этот интерес можно назвать любовью. Чаще нет, чем да. Но это никого не смущает. Они нашли друг в друге нечто такое, без чего дальше идти по Пути Жизни уже не могут. Возникает необходимость получить недостающее качество.
Каким образом? Да тем же самым, каким зима, сливаясь с летом, дарит нам Весну. И Весна получает все самые привлекательные для нас качества зимы и лета. Другие она оставляет вне своего состояния.
В результате рождается нечто целое. Кратковременное, но притягивающее невероятно. Вводящее в безумное наслаждение, пережить которое хочется вновь и вновь. Мужчина и Женщина обмениваются самым ценным, что у них есть…

II

А если качества партнера исчерпаны, разлука неизбежна. Но Вы скажете: “Человек – не бездонный колодец! Неужели нельзя просто остаться вместе? Просто жить…” Вы правы.
Но люди стоящие могут привлечь наше внимание лишь на мгновение. Люди идущие радуют взор. От людей, парящих над землей в крылатом беге невозможно оторвать глаз.
Вы наслаждаетесь единством с партнером и получаете свой шанс сделать выбор о Дороге. Не о направлении, но о Движении… Или его отсутствии. И каждый, сделавший свой выбор – прав. Просто все мы разные. И многие еще не умеют не то, что летать, но и ходить. Но научатся! Обязательно научатся! Просто надо захотеть и поверить в свою Силу. Сделать шаг.
О, Вы, летящие! Спуститесь на землю! Найдите Пытающегося и сделайте его счастливым! Пусть толпа завистников упрекает Вас в аморальности. Но кто придумал эту мораль? Не Окаменевшие ли? Те, которых не коснется уже никогда благодать наслаждения…
Живите полной жизнью, наслаждайтесь единством. Берите друг у друга все лучшее и отдавайте свое без страха. Не убудет у Вас, а удвоится! Теряют только пытающиеся собирать чужое, не отдавая взамен своего. Теряют все.
И не забудьте вернуться к своим любимым и единственным. Принести на престол вашей Высокой Любви собранные сокровища чудесного искусства наслаждения и движения, полета. Поделитесь ими со своей самой родной и неповторимой половиной. Летите вместе над Дорогой Жизни.
Просто Дао…

III

Хотим мы того или нет, встреча с Женщиной - один из моментов жизни, когда нужно выбирать Дорогу... Я выбираю развитие, а значит, выбираю Секс, как средство самопостижения...
В сексе происходит непосредственное слияние двух сущностей Инь и Ян, двух половин одного целого, стремящихся друг другу безрассудно... Разум мешает... Именно поэтому страстный секс, во время которого не страшна и смерть, приносит такое наслаждение.... Но наслаждение физическое - лишь маленькая толика в этом процессе, всего лишь наживка, заставляющая любовников обращаться друг к другу вновь и вновь... Для Познания друг друга и себя...
А познавая себя, проникая в глубины Внутреннего Космоса, Идущий познает законы Внешнего мира... Научившись управлять собой (своей половиной - партнером) он получает средства управления Всем…


Игра?

Что наша жизнь? Игра!

I

В любом случае мы живем играя. Играя разные роли в зависимости от внешних обстоятельств. Не секрет, что на работе мы ведем себя не так, как дома… Или, к примеру, в постели. Но в реальности человек привыкает к этой игре и начинает считать ее иллюзию неотъемлемой частью своего естества. Именно поэтому порой так больно бывает менять внешние обстоятельства, расставаться, к примеру, с любимым человеком.

II

В виртуальном мире немножко не так. Элемент фантазии, воображения – основных составляющих игры – присутствует всегда. Здесь проще следовать методике актерского мастерства, которую Станиславский преподносил примерно так: “Горе на сцене отличается от горя в жизни. Испытывая горе в жизни, человек испытывает только горе. Испытывая горе на сцене, актер одновременно испытывает и радость по поводу верно переживаемого горя”. Я не ручаюсь за верность цитаты, но смысл именно этот. И применима эта методика практически в любых игровых ситуациях. Особенно в Сети.
Мы можем любить и ненавидеть, унижать и боготворить. Проиграть на себе (и только на себе) желаемые для нас эмоции, оставляя внутри себя контроль над ситуацией. И помочь партнеру испытать то, чего не хватает ему в реальности. Вот именно здесь я и хотел бы остановиться (может быть не слишком подробно) на своем понимании сексуальных отношений (как в Сети, так и в реальности). Секс дан человеку для получения удовольствия. Банально? Да. Но есть один маленький пустяк – удовольствие, полученное без доставления радости партнеру – это даже не половина и не часть настоящего удовлетворения, а его жалкая тень. И вот тут, если мы в реальности сдерживаемы определенными условностями, то в Сети нам гораздо проще воплощать фантазии, о которых мы и подумать не смеем в реальном мире. Ограничений нет. Есть только одно условие – любая игра должна приносить удовольствие партнеру. Но я уже начинаю повторяться. Хотя, невзирая на очевидность этой нехитрой философии, многие ее совершенно не приемлют.

III

И еще одна, последняя, банальность. Когда игра наскучит, то в Сети прекратить ее значительно проще. Потому, что это – всего лишь игра.
Как, впрочем, и вся наша жизнь.

© М. Якушев