Начало
Мацуо Басё
Классика
Гербарий
Русские напевы
Собрания сочинений
Хайку из-за бугра
Гнездо сороки
Шкатулка
Измышления

Конкурс хайку
Ветка бамбука
Гостевая книга
Черная гостиная

Разное
Друзья-соседи
Ссылки

Архив рассылки

Литеросфера

[an error occurred while processing this directive]
Шкатулка

Вадим Кондратьев
"БАЙКУ ДЕДУШКИ ПИЛЬГУЯ"

Главное (почти восточная мудрость)

Самое главное - не быть очень сильным и твердым, потому что не сможешь быть гибким и мягким. И еще не быть мягким и гибким - так как не сможешь быть сильным и твердым.
А надо быть умным и хитрым, чтобы взять лопату и встать за углом...

Не хорошо

Стреляться на морозе ?! Какой дурной вкус!
     Это то же самое, что вешаться на минарете. 
          Или топиться в купели.
               Или верить в то, что ни во что не веришь...

Шут

Когда казнили шута - шут растерялся. Он жил очень давно. Так, что уже привык и не знал, как вести себя в этой ситуации...

Сага

Смеясь, варяг Гальгунд без особого труда увернулся от летящей в него стрелы, развернулся и хотел было бежать, но...
что могло его четвертованное тело...

Утро на Тунгуске

Так никем и неопознанный, летающий объект неловко вырулил из - за леса, попытался спланировать на поле, но не смог и потому врезался в старый сарай, передавив при этом с десяток уток, кур и поросят.
- Опять нажрались ! - проворчал Егор, выглядывая в окно на это безобразие.
Немного помолчав, он грязно выругался и лениво зачерпнул из кадушки огурешного рассолу...

Характер

Егор Лукич не очень любил говорить о своей жизни. Поэтому того, что выпало на долю Егора Лукича, не знал никто...
Даже он сам...

Разговор на завалинке

- Егор Лукич умер. Теперь никто не играет на кларнете.
- Но...Егор Лукич не играл на кларнете!?
- А разве я сказал, что Егор Лукич играл на кларнете?
Я только сказал, что он умер.

Однажды

Евлампий поднялся на охоту раньше обычного. В окно лезли первые лучи солнца. 
Собрался Евлампий, взял ружье, патроны, вышел на крыльцо, глядь..., а солнце уже село!
Так что зайцы тут уже не водятся...

Однако

Сколько было Евлампию лет, ведала только бабка Агафья, усопшая в 1813 году в морозные декабрьские дни.
С тех самых пор Евлампий жил вне времени.

* * *

Весна в тот год выдалась ранняя и какая - то неубедительная.
Вот тогда - то Евлампий и повесился всерьез и надолго...

* * *

Удочки в углу вытянулись и приняли форму уличных фонарей.
Порядок вещей оставался прежним. Вскрытие установило, что Евлампий умер...

Вечер

Сигарета кончалась, он доставал новую, благо курева было много.
Говорят: искать и ждать - самые скучные вещи.
Искать было некого, а всего, что мог, он уже дождался...

Пихта

Если вы не знаете, где искать, то не отчаивайтесь. Посмотрите под пихтой - вдруг там
найдется.
Я там постоянно находил. Вот только с каждым годом искать все трудней : пихт-то не
осталось. А в пихтах все и дело...

Зерно

Восемнадцатый раз все двигались по кругу, и никто не замечал зерна. Да и откуда
взяться зерну, если кругом одни камни и каждый величиной с голову.
Правда, один как-то пророс, но лето выдалось жаркое, и все корни пересохли.
Поливать-то некому было - все двигались по кругу...

Опустение

В деревне давно уже никого нет. Все ушли в лес рвать еловые листья. И не вернулись.
Наверное много нарвали...

У камня

Сначала показалось, что у камня кто-то сидит. Но это было совсем не у того камня, где кто-нибудь мог сидеть, а у того, где казалось. Зато, если казалось, то казалось всем, особенно мне.
Кричи - не кричи, а так уж повелось: если у камня что-нибудь показалось, то так тому и быть, а не иначе.

Путь

Лопоухий шел по следу. Местами след терялся, но Лопоухий его находил и шел опять. Он надеялся, что Оставивший След знает, куда идет. 
Лопоухий не думал, что идет по собственному следу...

В столбик

Лопоухий шагал по коридору и твердо знал, что тот, кто не пишет "в столбик" - никогда
не вернется. 
Лопоухий не писал "в столбик", но впереди было так интересно...

Увы

На две тефтели не хватило мяса, но они все равно были очень вкусными тефтелями. Я это говорю к тому, что не все в мире зависит от нас...

Вечер

Смеркалось. Соленый дождь падал на плечи, стекал по промокшей одежде в башмаки и пускал пузыри на поверхности бесконечной мутной лужи.
Рыжий стоял, глядя вверх, и матерился...
Господь сидел, глядя вниз, и плакал...

Однажды

Лысый сидел и прикладывал к голове листья подорожника. 
Пробегавший мимо Рыжий посоветовал испробовать коровью лепешку. 
Лысый нашел лепешку. Приложил. Подождал до вечера. 
Не помогло. Заплакал. 
Он понял, что Рыжий совсем не умеет лечить...

Финал

Прошло время и он стал хромым и горбатым. Он уже не спорил по любому поводу, не бросался отстаивать то, что считал правильным, не смотрел вокруг себя , сверкая глазами, смело и уверенно. Теперь в его руках была палка...
Дети, собираясь стайкой, дразнили его Хромым и Горбатым .
Они не знали, что он не всегда был хромым и горбатым...
Хромым и Горбатым...

Рыжий

Когда случались сильные ветры - Рыжий уходил на скалу, где ветры имели особую силу. 
Рыжий однажды видел, как большие птицы взлетают с обрыва против ветра и поток тугого воздуха поднимает их высоко - высоко...
Он верил, что тоже сможет взлететь и, в сильный ветер, всегда уходил на скалу. 
В прошлую пятницу был очень сильный ветер... С тех пор Рыжий не появлялся.
Все верили, что у него получилось. По крайней мере хотелось, чтобы это было так...

Ночь

Когда Рыжий начитался Гусиных Сказок, месяц уже заглядывал к нему в окно. У реки раскаленный песок отдавал ночному воздуху, накопленный за день, жар.
В прибрежных кустах звонко трещали цикады, а у Рыжего в голове все вертелось и вертелось начало последней сказки:
Жил - был гусь... 

Середина

Самое лучшее - быть посередине!
Посередине никто не мешает и все видно и слышно. А тем, кто слева и справа - тем очень плохо: по краям нет ничего хорошего.
Там между досок нет ни одной щели.

* * *

Самое страшное - быть обреченным. Даже если обречен на любовь самой замечательной девушки на свете.

* * *

Был лес, и шелест ветвей под луной,
Был бес, и что - то шептал за спиной...

Артист 1 (Трагик)

Обернув себя кусками растерзанной простыни, он с надеждой посмотрел в зеркало.
Результат был удручающим. Мумию напоминал только цвет его лица. Всё остальное больше смахивало на жертву стихийного бедствия, прошедшую через руки стажёров из службы спасения.
Скупая горючая слеза отправилась в путь по его впалой щеке. Он ещё раз помянул недобрым словом зануду режиссёра.
Как ни крути, не предвиделось ни малейшего шанса получить роль Тутанхамона.

Артист 2 (Комик)

Сегодня, хохот публики не раздражал клоуна. Он впервые благодушно принимал тупое ржание, сопровождавшее каждое его падение, каждый пинок и подзатыльник шпрехшталмейстера.
Сегодня, он весело смеялся вместе со всеми.
...Потому, что сегодня, после третьего звонка, он щедро расплескал по гладким мраморным ступеням выхода полтора ведра масла...

Вопросы - ответы.
(из серии Маленькие народцы)

...Кто те, из-за кого мы покидаем свои жилища и земли?
- Это люди.
- А почему мы должны уступать им? Разве они лучше нас?
- Нет.
- Разве они справедливее нас?
- Нет.
- Или они старше нас?
- Нет.
- Наверное они сильнее нас?
- Нет.
- Так почему же уходим мы? Может они мудрее нас?
- Нет! Поэтому мы и уходим.

* * *

...они вышли в необъятную пещеру, потолок которой скрывался во мраке, а стены, казалось, уходили в бесконечность. Далеко впереди возвышался светящийся столб, вокруг которого по огромному кругу, след в след, двигалась бесконечная вереница сутулых теней.
Щитень стриганул своим длинным ухом:
- Смотри, здесь еще не был ни один из людей. Даже нам разрешено увидеть это только один раз. Смотри!
- Кто это?
- Теперь уже никто. Это души тех, кто в час большого испытания повернул с полпути назад. В наказание за слабодушие они будут вечно ходить по кругу. Запомни то, что видишь, чтобы в этом кольце не появилась еще одна тень.

Возвращение

Дорога была дальней и я сел на пень, чтобы дать ногам отдых..
Он тотчас вылез и встал за моей спиной. Я закурил и услышал знакомый с детства голос:
- Давно тебя не было... очень давно. Седые волосы, шрам на лбу, совсем не похож на мальчишку, которого я когда-то знал.
- Ты прав, - согласился я, не оглядываясь. - Люди стареют быстрее, чем вы, но я ни о чем не жалею.
- Так ли это? - грустно улыбнулся он.
Я промолчал и отломил ему половину лепешки. Он благодарно кивнул и уселся рядом.
Лето подходило к концу.
Он тихо прошептал:
- Осени не будет...

ЛЕТОПИСЬ МРАЧНОГО ПЕССИМИЗМА
( отрывки)

Начало века

Над миром вставала заря нового времени. В воздухе то и дело проносился боевой дух революции, а в небе грозно и величаво парил призрак коммунизма.

На Дону

Дефлорируемая целина , поднимаемая пьяными грязными мужиками, мучительно и неуклонно лишалась своей девственности...

Гражданская

Над окопами, размахивая огромным маузером, стремительными шагами носился комиссар. Солдаты, вдохновленные страстной речью, с горящими глазами жадно ловили каждое его слово.
Потом в комиссара попал снаряд и солдаты, доев кашу, пошли домой...

Коллективизация

У Ермолая взяли лошадь, взяли корову, взяли курей и поросят.
Взамен Ермолаю дали по морде.
Ермолай сидел с разбитой мордой на завалинке и плакал:
час назад по деревне прошла КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ...

* * *

Серафим Светозарыч Гнусный - спокойный уравновешенный мужчина сорока шести лет, отличающийся мягким покладистым характером, шел с работы домой. Неторопливо зайдя в подъезд, он привычным движением открыл почтовый ящик, достал корреспонденцию и поднялся в свою квартиру.
Устроившись поудобней в любимом кресле, он погрузился в просмотр газет и журналов. 
Когда были просмотрены "Здоровье", "Юный техник", "Свиноводство", "Мурзилка", "Юный натуралист", "Правда", "Советская Россия" и "Сельская жизнь", на глаза ему попался листок грубой бумаги, оказавшийся повесткой к участковому.
Все так же, не спеша, Серафим Светозарыч встал, оделся, взял повестку, вынул из комода "маузер" и покинул свою уютную квартиру на седьмом этаже крупнопанельного пятиэтажного дома.
А в это время татары брали Рязань...


И это правильно...

Шел N-ный год перестройки.
Часть руководства уже перестроилась, за исключением тех, кому не хватило стройматериалов.
Чукчи начали мыться, и в стране пропало мыло.
Армяне, азербайджанцы и прочие азиаты взялись возрождать культурные традиции и гречка стала по талонам .
Грузины подались в кооперативы и исчез чай.
Минздрав выяснил, что кофе поднимает давление, и он пропал.
Сахару катастрофически не хватало: его сжирала обширная сеть самогонных синдикатов, используя для промывки змеевиков горы стирального порошка.
Трубы горели, а спидометры зашкаливали ибо ускорение шло полным ходом, перекрывая все разумные графики.
"Верхи" мертвой хваткой держались за свои кресла, а "низы", в свою очередь, хватались за ножки этих кресел, тщетно пытаясь стряхнуть сидящих в них бюрократов.
А тем временем, из за рубежа, через задницы педерастов и шприцы наркоманов в страну заползал непобедимый СПИД...

Пока падало яблоко

Яблоко созрело. Вобрав в себя солнечный свет, оно накопило столько сладкого сока, что стало тяжёлым и сорвалось с ветки.
Ньютонов внизу не оказалось и яблоко падало без малейшего шанса преумножить ряд научных открытий.
Будто бы отсчитывая первое мгновение полёта, в сарае на краю сада, щёлкнула мышеловка, раздробив череп любопытному мышонку.
Копошащийся у сарая, дачник с ужасом вспомнил, что забыл погасить в квартире газ.
В крайнем от дороги доме, последний раз стукнуло сердце бабки Ксении, недомогавшей всю последнюю неделю.
В тот же миг, в соседнем дворе, на сеновале, местный гармонист Никита нарушил девственность восьмиклассницы Наташи, приехавшей на лето к бабе-Ксюше.
В следующее мгновение, когда яблоко преодолело половину пути до земли, на столбе лопнул от ветра телеграфный провод. Где-то родилась сверхновая звезда, где-то погасла сверхстарая. Ещё очень много всего произошло, пока падало яблоко.
Стукнувшись о землю, оно отскочило, унося на своём гладком боку расплющенное тельце муравья.
Ещё одна бессмысленная смерть, не первая и не последняя.

Эпилог

Дни не спеша уползают из моей памяти. 
Я сижу на спине у Рыбы, которая плывет вниз, в царство Маржеля.
Меня мучит жажда, но на спине у Рыбы не принято пить.
На спине у Рыбы принято думать о главном.
Иногда я забываюсь неделями сна, но мой сон не исповедь.
Он - лишь слабые воспоминания, которые уходят от меня, чтобы никогда не вернуться.
Иногда ко мне приходят друзья, но присутствие их эфемерно и в конце концов я
убеждаюсь, что это лишь тени.
Тени проходят мимо, чтобы оставить меня на спине Большой Рыбы.
А Рыба плывет и плывет в царство Маржеля.
Теперь я знаю: это путешествие вниз и есть смерть.
Поэтому здесь и принято думать о главном.

© Вадим Кондратьев